Луна, романтика и Solar Fake:
страницы новых глав

Фестиваль Amphi, Кёльн, Германия
26–27 июля 2014

Автор: Виктория ‘Shaliss’ Репьёва

Как всегда, саппорт вспоминает события с толстым налетом ностальгии и со дна нахлынувших эмоций спустя какое-то время. Июльские приключения длиной чуть больше недели вместили в себя как будто полжизни со всеми надеждами, разочарованиями и большими восторгами, но обо всем чуть подробнее ниже. Хотя «чуть подробнее» — это довольно мягко сказано, ведь мало букв мне писать просто не удается.

Солнце шпарило над городом — да вообще всюду, где бы я этим летом не находилась, стояла адская жара, так что «my skin is burning, i`m going blind» © Админы прилетели в Берлин, не помня себя от радости, потому что наконец давно обещанное совместное путешествие состоялось, а тематический интерес всегда удваивает любые впечатления, да и что уж там, Берлин — мой любимый город наверно вообще в принципе. Впоследствии нас ждали уютные готик-пати и встречи с замечательными людьми, с которыми лично я вообще не надеялась увидеться так скоро. Например, с главой фанклуба Shadowplay Ларсом — совершенно чудесным человеком, я вам скажу, который тоже очень вдохновляет нас на собственную деятельность. Смею надеяться, что уютные посиделки с самой группой Solar Fake все еще впереди, ибо какие наши годы, мы не отчаиваемся. А пока была возможность, мы ловили дух покрывшегося пылью андеграунда восточного Берлина и представляли себе события, на которых нас быть не могло, потому что просто так ждать чего-то эпичного очень и очень непросто порой.

      

У нас были громадные планы на второе устное интервью с Фридрихом, которое планировалось давно и вполне серьезно — согласие было торжественно получено, вопросов много, времени (как предполагалось) не очень, но могло бы быть достаточно. Интервью дорабатывалось и обрастало новыми нюансами в Дрездене, где мы были проездом после Берлина, но поскольку ничто не идеально в этом бренном мире, дальнейшие планы пошли не совсем так, как хотелось бы.

Мы прибыли в Кёльн с раннего утра и сполна насладились созерцанием собора, который, как я всегда говорю, является одним из моих любимых мест в мире и невыносимо прекрасен именно в шесть утра, когда вокруг нет людей и внутри очень тихо, светло и просторно. Потом, следуя набору моей типичной культурной программы в Кёльне, мы побрели на кладбище Melaten Friedhof, которое поражает своими размерами и эпичностью, а также атмосферой умиротворенности в том числе. Парадокс и сила притяжения католических кладбищ, да.

      

Когда настало время феста, мы с еще двумя друзьями из саппорта чуть не уехали в Дюссельдорф, следуя вечному правилу навигации «follow people in black», но это был тот редкий случай, когда оно подвело, и пришлось вспоминать самим, куда и как топать мимо зарослей ежевики среди утреннего кёльнского тумана. Словив на входе то прекрасное чувство, что я дома, я радостно понеслась осматривать территорию фестиваля и отмечать удобство организации всего и общую цивилизованность места, очаровательный барчик с фонтаном и клумбой и доступ к сцене со всех точек.

Solar Fake выступал во второй день, так что днем мы проникались атмосферой олдскула под She Past Away, знатно отжигали под Zeromancer, местами под Aesthetic Perfection, сидели на брусчатке и размахивали бутылочками пива и лапшой в такт зажигательным хитам Hocico, строили одухотворенные лица под акустику Blutengel, а потом понеслись в здание, умильно напоминающее какой-нибудь советский дом культуры, чтобы первыми занять очередь на автограф-сессию SF. Очередь мы заняли в числе третьих, но русский саппорт умеет ее удлинять не как принято у нормальных людей, а в ширину, принимая всех своих со словами: «Эй, здорово, иди сюда!» Мы присвистнули, оценив размер очереди в принципе, и порадовались, что все эти люди пришли, чтобы увидеть наших — это чертовски трогательно, ей-богу.

Когда Свен появился буквально через пару минут после яркого солнечного луча, бьющего в окно (мы всегда найдем место символизму), а наша папарацци от бога Ирина отправилась в числе первых фотографировать группу со всех мыслимых ракурсов, вызывая недоумение у охранников и акредитованных фотографов, мы тем временем достали для сбора подписей буквально архив дисков, фанзин и даже пакет с традиционной шоколадкой не забыли.

Отдельно бесценна была улыбка Свена во все лицо при виде всей нашей толпы — он действительно радовался, и это слово можно написать капслоком, да еще курсивом выделить, чтобы изобразить градус эмоций. Мы утвердили время для проведения интервью на завтрашний день, подписали все, что у нас было, стащили пару открыток с новым фотосетом, и убежали с феста по своим делам, чтобы встретить еще одну новую знакомую (музыка всегда объединяет, да).

А на следующий день ноосфера начала шутить шуточки. Мы встали довольно рано, подняли саппорт в лице Ирины и Элис и снова отправились по дороге к фесту в кёльнский туман. Даже в этот раз мы умудрились поехать не в ту сторону. Выпили кофе, написали смс Андре с уточнением времени интервью, потом сплетничали про шварцсцену и обсуждали индустрию красоты, дабы сильно не нервничать. Но понервничать нам все-таки пришлось, потому что ответа мы не дождались ни тогда, ни после. Коммуникацию удалось обеспечить разве что замечательному человеку Ларсу, который предложил провести интервью после дневного выступления, так что мы поняли, что парни явно чем-то заняты.

Отстояв весь сет местами довольно буйной группы Unzucht, я бесилась, что так и не услышала единственную, на мой взгляд, нормальную песню, и старательно раздвигала себе место во втором ряду, чтобы стоять поближе к Solar Fake. Кое-кто с интересом пялился на наши белые футболки с надписью «SF Russian Support», а я отмечала вокруг кучу знакомых лиц из фейсбука. О, этот неловкий момент, когда ты знаешь кучу народу, а тебя еще никто — со мной всегда так случается. Впрочем, видно мне все было идеально, а особо оторваться все равно не удалось из-за отсутствия общей атмосферы угара, ибо я, как человек, разбалованный русской публикой, излучала негодование, что Свену приходится самому допевать куплеты в Parasites и One Step Closer, в то время как публика это могла бы делать эффектнее. Но некоторую нехватку атмосферы компенсировало общее количество народа (то есть людей было МНОГО), которое явно было очень довольно выступлением, а Свен так специфично по-детски и открыто радовался всему действу, всю дорогу улыбался и периодически переглядывался с саппортом, что вызывало просто бурю восторга. Рядом со мной где-то три девушки душевно подпевали в течение всего выступления, и я просто не могла не присоединиться — респект, дамы. Отдельно стоит упомянуть присутствующий ныне вечный контраст, причиной которого был Андре, явившийся на сцену в некой черной краске и отжигавший так, что даже люди, особо с сабжем не знакомые, нам потом восторженно рассказывали, что теперь они наверно пойдут на SF в случае чего, ибо атмосферу он обеспечивает на ура. Как выяснилось позже, эти прекрасные люди, которые Solar Fake, еще забыли закрепить колесики у стойки с клавишными, что добавило этому отжигу дополнительной комичности, когда несчастная стойка периодически каталась по сцене. Энергетики просто через край, народ более-менее разогрелся, а Свен чарующе улыбнулся после традиционной The Pages и поспешно ретировался на бэкстейдж. Да, сорок минут дневного выступления — это всегда ничто, ибо заканчивается это все так же быстро, как начиналось.

А мы стояли с написанным на лице вопросом: «Окей, ребята, а теперь что?». Вспомнили, что нужно пройти регистрацию на вечернее мероприятие на корабле, а потом, захватив еще новых и старых знакомых, отправились пить пиво и делиться впечатлениями поближе к закрытой сцене, потому что большинство собиралось поглядеть на London After Midnight. Вообще, этот отчет и следовало бы начать со слов: «И вдруг я обнаружила себя на концерте группы London After Midnight…», потому что именно тогда я словила очень четкое и живое ощущение присутствия, но уж не знаю, что тому было причиной — то ли сама группа разбудила какие-то очередные ностальгические чувства по времени, в котором меня не было и быть не могло, то ли я просто на минуту заснула, привалившись к стене. В любом случае, выступление было совершенно чудесным, простите за оффтоп.

Дальнейшая коммуникация с группой не принесла особых результатов, разве что мы окончательно поняли, что парни реально заняты с бесконечными репетициями и оттачиванием своей акустики, и изо всех сил пытались не расстраиваться, ведь впереди было еще целое мероприятие на лайнере. Пользуясь кучей свободного времени, мы влились в толпу на выступлении Eisbrecher и мало того, что я наконец увидела его полностью, так мы еще и отжигали так, что вокруг нас образовалась просторная свободная зона, когда люди отходили, чтобы особо не мешать. Обожаю немецкую тактичность чаще всего. На фестивалях все совершенно комфортно и уютно, даже если количество народа зашкаливает за десяток тысяч — это меня всегда очень радовало. Гарантирую лучший способ провести отпуск.

Eisbrecher собрали тонну народной любви, закончили выступление в десять вечера, когда как раз можно было медленно топать по направлению к лайнеру, так что, к сожалению, группу Lacrimosa мне например увидеть не удалось, потому что все равно люди, которые побежали на них, вынуждены были уйти с половины действа, чтобы успеть до момента отправления.

Вообще к кораблику мы бежали уже изрядно пьяные, счастливые и шумные, и такие моменты я всегда вспоминаю потом с особой нежностью, потому что хочется признаваться в любви всем окружающим, городу, собору — всему окружающему в принципе. Мы все торжественно расселись у сцены, прихватив по пути еще коктейлей, кто-то спал, кто-то тосковал по недосмотренной Лакримозе, кто-то медитативно разглядывал проплывающие берега, гадая, как далеко мы успеем уплыть. Первой на сцену вышла Соня Краусхофер, которую я, конечно же, помню со времен группы L`ame Immortelle, но сколько уж воды утекло с тех пор. И я повзрослела, и Сонечка изменилась — приобрела имидж ведьмы из дешевых хорроров, яростно сверкала глазами, изображая безумие жертвы потерянной любви, но чего у нее не отнять — так это общей харизмы и прекрасного голоса. Однако я была довольна, когда ее выступление закончилось, потому что подобный авангард мне как-то не по душе, и вообще я больше пялилась на девушку из ее инструментального коллектива. Выпорхнувший на сцену ведущий фестиваля объявил, что от красивых женщин мы теперь перейдем к красивым мужчинам, выслушал довольные визги публики, и на сцену начал медленно подползать Solar Fake.

В общем, взглянув Свену в глаза, я мгновенно забыла о нашем несостоявшемся интервью, потому что по нему было видно, насколько он нервничал. Даже учитывая, что он делает это перед выступлением чуть чаще, чем всегда, в этот раз подготовка оборудования и сетлиста напоминала процесс обезвреживания бомбы с отточенными движениями и проверкой любой работающей и звучащей мелочи. Андре кидал одобрительные взгляды саппорту, который гордо встал в первом ряду (я самым наглым образом сложила руки на сцену, и сбылась мечта идиота — стоять так близко!), а к группе тем временем присоединился загадочный пианист.

Надо признаться, сетлист меня изрядно удивил. При мыслях об акустике в голову и приходят те песни, которые изначально были достаточно лиричны, чтобы быть исполненными в подобной обстановке, вроде I Can`t Remember (на что я как раз и надеялась!), но не тут то было. Решив не выглядеть предсказуемым, Свен просто переделал заводные хиты вроде I Hate You More Than My Life и Reset To Default, и в акустической обработке они зазвучали необычайно душевно, хотя местами я вовсю шутила, что это какое-то кантри уже, ребята. Where Are You пели просто всем залом, прямо как Sterne Sehen в одном незабвенном ролике года так 2010, а на The Pages их вообще не хотели отпускать. Кульминацией шоу явилась сразу третья песня Die Flut, во время исполнения которой на сцене как черт из табакерки, внезапно возник Петер Хеппнер, что вызвало у публики особо громкий восторженный визг и долгие аплодисменты, а Свена вообще от радости походу в нирвану унесло. Наша знакомая из фанклуба Марсела предусмотрительно раздавала бумажные платочки первому ряду, хотя кое-кому не помешало бы скорее успокоительное, но я вам скажу, что эмоции такого рода на самом деле бесценны. Выступление вышло довольно уникальным во всех отношениях и совершенно домашним по атмосфере, благодаря Хеппнеру в кедах и кардиганчике, радостным взглядам, которые Андре бросал на зал и саппорт в частности, и просто светящемуся Свену, который даже ни разу не перепутал текст песни, а когда забыл перевернуть листочек с нотами, театрально его отбросил, сделав вид, что так и надо было. Я люблю вас, парни, подумала я после того, как все закончилось, и следующими должны были играть VNV Nation, но у меня не было желания их смотреть, потому что акустика данного коллектива кажется мне просто одной долгой песней с периодически меняющимся текстом, да простят меня фаны.

А дальше должна следовать долгая история о том, как русский (да и не только) кружок сидел на второй палубе корабля, перетирая эмоции от выступления, ожидая, что возможно группа все-таки выйдет пообщаться. Кто-то устраивал импровизированный мастер-класс трайбла, кто-то пел бессмертный хит группы Apoptygma Berzerk «Shine On», кто-то просматривал фото со всех событий, но я считаю, что вы уже достаточно букв от меня прочитали. Подытожу рассказ тем, что группу мы таки дождались одними из последних, выяснили все вопросы, отставили все обиды и недопонимания, заобнимали усталых Свена и Андре (и даже Ларса) и помахали вслед уезжавшей машине, а затем молча двинули по мосту в сторону собора, который всегда видно отовсюду. Который как центр встреч и расставаний, цитадель света и атмосферы глубокой умиротворенности и вообще одно из моих любимых мест в мире.

И когда я собственно до него дошла, я вообще забыла, куда шла и зачем, потому что этот шедевр человеческих рук ночью из-за специальной подсветки выглядел белым — наверно таким, как когда он был только построен, и кружившие над ним птицы тоже были или казались белоснежными. Никогда не забуду эту картину.

Пожалуй, в конце каждого отчета стоит добавлять: «И я верю, что эта история скоро продолжится дальше», потому что в феврале меня явно занесло куда-то в другой мир, но я безумно счастлива, что так оно и вышло, что мы познакомились с кучей замечательных людей, упрочили существующие дружеские связи, и вообще… какие наши годы, в самом деле. В голове крутились строчки из еще одного бессмертного хита группы Apoptygma Berzerk: «I’ll wait for you until the end of the world. My dearest treasure torn away». Но my dearest treasure скоро едет в еще одну страну, где он никогда не был, так что смею надеяться, репортаж с событий оттуда тоже увидит свет.