Dreadful Shadows
 

Уже не дети, ещё не «Тени»

История этой выдающейся группы уходит корнями в далёкий 1987 год, когда 13-летний Свен Фридрих, окончивший шестилетний курс музыкальной школы по классу игры на пианино, гитаре и ударных, присоединился к пост-панк-группе The Nuisance в качестве барабанщика. Именно в ту пору ему и открылся мир «странной музыки» и «тёмной» европейской сцены, когда друзья подкинули ему несколько кассет с The Fields of the Nephilim, Joy Division, The Sisters of Mercy и, конечно, The Cure, которые мгновенно стали для Свена главной музыкальной любовью на долгие годы. Однако в восточном Берлине достать сносные инструменты и оборудование тогда было задачей из задач, и ребята обходились раздрыганными гитарами, барабанной установкой, собранной из подручных предметов, и самодельным микшерным пультом.

Тем не менее, The Nuisance не задержались на плаву, и Свен продолжил уже как гитарист в паре других проектов. Один из них назывался The Legendary Unknown и выступал на разогреве у другой банды Man and Mission, где играли Рон Тиле (Ron Thiele) и Франк Хофер (Frank Hofer), но и эти группы не просуществовали долго. Бывший вокалист The Nuisance был согласен вернуться к делу, но для этого нужно было дополнить состав, и Свен пригласил в группу Рона и Франка, успевших стать его друзьями. За Роном подтянулся Йенс Ридигер (Jens Riediger), учившийся с ним в одной школе в параллельном классе. Но вокалист больше не хотел петь и уступил место за микрофоном Свену, которому было на тот момент 15 лет. Первое выступление The Nuisance в обновлённом составе состоялось в 1990 году.

Jens Riediger:

Хммм…. самый первый концерт со Свеном и Роном я помню очень хорошо, он был в Плауэне, Theater, какой-то конкурс для музыкальных групп. Свен тогда играл на гитаре и пел, а с Роном мы тогда уже успели отрепетировать целых два раза. На сцене вообще не было мониторов, и поэтому мы особо не были уверены, кто какую песню сейчас играет. Но, похоже, народу всё равно понравилось.

Shadowplay Fanzine 01/2010

Свен рассказывал, что, когда ему дали посмотреть записи с этого концерта, он незамедлительно отправился на уроки вокала. Его учителями впоследствии стали известная фигура в берлинской музыкально-образовательной сфере Леоноре Гендрис (Leonore Gendries), работавшая некогда с Ниной Хаген, и позже Катрин Даниэль (Catrin Daniel).

Ребята продолжили сочинять песни и выступать время от времени, но в 1993 году выяснилось, что уже существует коллектив под названием «The Nuisance» — панк-группа из Великобритании. Пришлось искать новое название, и в этом, как ни странно, помогли зрители. На одном из концертов присутствовала дым-машина, и после выступления люди подходили к музыкантам и жаловались: дыма было так много, что вместо людей на сцене, казалось, были одни ужасные тени! Ребята пришли в восторг от такой трактовки и, недолго думая, так и назвали группу — Dreadful Shadows. В то время в неё входили Свен Фридрих (вокал, акустическая гитара, клавишные), Франк Хофер (гитара), Рон Тиле (ударные, бэк-вокал), Йенс Ридигер (бас) и Райко Йешке (гитара). В марте появилась первая демо-кассета. Однако уже летом 1993 года Райко был вынужден покинуть коллектив, поскольку из-за постоянных стрессов он не мог совмещать написание музыки и основную работу. На его замену пришел Штефан Нойбауэр (Stefan Neubauer), и летом «Тени» перезаписали демо-кассету в более приемлемом качестве, чтобы контактировать с лейблами.
 

Estrangement (1994)

В сентябре 1993 года группа заключила контракт с маленьким лейблом Sound of Delight, являвшимся подразделением SPV. Осенью началась запись дебютного альбома «Estrangement» в Sonic Art Studio в городе Бад-Лар (район Оснабрюк). Коллектив также приобрёл и новый логотип, летучую мышь, тогда как прежним логотипом был загадочный шляпник, изображение которого находится на обложке демо-кассеты и на первом изданном диске. В апреле 1994 года альбом увидел свет, поразив общественность: казалось, этот музыкальный самородок дал загнивающему жанру готик-рока новый шанс на популярность — именно так и произошло. Критики отмечали новизну и вместе с тем монолитность звучания, потрясающую мистическую атмосферу, удачный эффект многоголосия и разноплановый материал — от проникновенных баллад до жёстких и быстрых песен. Впрочем, сами музыканты не торопились вписывать себя в строгие стилистические рамки и просто экспериментировали со смешением гитарного и электронного саунда и с разнообразными компонентами. В записи альбома также принимали участие клавишник Ted Loose (клавиши) и певица Julia Richter (в 2003 году войдёт в постоянный состав Illusion of Light). В поддержку дебютника был организован тур, и «Тени» отправились покорять Европу, выступая на площадках не только Германии, но и Голландии, Дании и также Англии, где даже были приглашены на интервью на телеканале BBC.

К большому несчастью для всех 8 августа 1994 года Хартмут Бредеманн (Hartmut Bredemann), продюсер «Estrangement» и по совместительству друг группы, погиб в автокатастрофе по дороге на фестиваль Popkomm. Невероятным образом единственной уцелевшей вещью в машине стал диск «Estrangement», и этот экземпляр до сих пор хранится у Свена дома в память о трагедии. С того момента музыканты отправились в свободное плавание, начиная медленно набирать новый материал.

В декабре Dreadful Shadows впервые выступили на ежегодном фестивале Zillo совместно с такими коллективами, как Christian Death, The Eternal Afflict и Armageddon Dildos. Это позволило группе во всеуслышание заявить о себе как о полноправном члене немецкой шварц-сцены.

Февраль-март 1995 года «Тени» вновь провели в Sonic Art Studio. Несмотря на то, что у группы было не так много новых песен, им всё равно хотелось записать их. Но у лейбла не хватало средств на полноценный альбом, поэтому дело ограничилось записью EP «Homeless», вышедшего в июне ограниченным тиражом в 1500 копий и посвящённого Хартмуту Бредеманну. Кроме того было снято видео на песню «Homeless». Остаток года прошёл в гастролях по Европе, в том числе в турне совместно с Cyan Kills E.Coli (сайд-проект вокалиста The Eternal Afflict). Также Dreadful Shadows провели первое в своей истории выступление в Испании в рамках фестиваля Mise Noire в Мадриде. В завершение года группа сменила лейбл, перебравшись на подразделение Nuclear Blast — Deathwish Office, основателем и руководителем которого был Гуннар Эйзель (Gunnar Eysel) из Love Like Blood.
 

Buried Again (1996)

В феврале 1996 года «Тени» познакомились с новым продюсером — им стал Томми Хайн (Thommy Hein), сотрудничество и дружба с которым продолжаются до сих пор — и к марту уже были готовы начать запись второго полноценного альбома «Buried Again». Однако прямо в процессе записи группу покинул Франк Хофер. Позже выяснится, что музыкант подсел на героин, и ни о каком совместном творчестве речи больше не шло. Ситуацию усугубило и то, что вскоре после этого из группы ушёл Штефан Нойбауэр, но, тем не менее, его имя всё равно указано на альбоме, потому что до самого конца не было ясно, собирается ли он вернуться. Запись всех гитарных партий были вынуждены взять на себя Свен и ещё двое друзей — Michael Schirmer и Tom Tony. В итоге музыкантам удалось открыть для себя новые горизонты и достичь небывало тяжёлого и насыщенного звучания. С клавишным сопровождением помогал уже знакомый по работе над «Estrangement» Ted Loose.

На момент чистовой записи вокала у группы уже были фрагменты, исполненные Юлией Рихтер, но, когда возникла новая необходимость в женском бэк-вокале, связаться с ней уже не было возможности, т.к. девушка подалась в кино. Но Томми установил контакт с американской певицей Луизой Брэдшоу (Louisa Bradshaw), та охотно отозвалась и даже впоследствии выступала с коллективом на релиз-концерте «Buried Again».

Несмотря на все сложности и напряжённый график, Dreadful Shadows успешно закончили работу над альбомом, но группе предстояло срочно найти двух концертных гитаристов. Одним из них стал Себастиан «Басти» Ланге (Sebastian ‘Basti’ Lange) (ранее Die Vision, ныне In Extremo). Однако его подход к написанию музыки и собственная занятость не устраивали «Теней», поэтому он остался с группой только ради двух выступлений: фестиваль Pfingsttreffen в Лейпциге и релиз-концерт в Берлине, состоявшийся 2 июня 1996 года и опередивший официальный релиз альбома на две недели. Вторым гитаристом стал один загадочный субъект по прозвищу Руббель (Rubbel), продемонстрировавший помимо любви к ковбойскому стилю одежды ещё и ужасный характер.

К счастью, в июле ряды Dreadful Shadows пополнил изначально сессионный музыкант Андре Феллер (André Feller), оставшийся с группой до конца её существования. В то время он работал в магазине музыкальных инструментов в Берлине и на досуге сам играл на электрогитаре. По стечению обстоятельств его шеф тоже оказался вовлечён в работу над «Buried Again» — по всей вероятности, «Тени» получили об Андре хорошие рекомендации. Сам гитарист позже вспоминал:

André Feller:

Как-то раз дверь распахнулась, и в магазин зашли двое молодых людей, которые представились как барабанщик и басист Dreadful Shadows и которые были хорошо знакомы с моим начальником. Они достали диск и поставили его у нас на плеере. Музыка, которую я тогда услышал, околдовала меня в тот же момент. Она была меланхоличной и мелодичной, но в то же время мощной и энергичной и сопровождалась голосом, который был для неё украшением, словно вишенка на торте.

Shadowplay Fanzine 01/2011

На следующий день Рон позвонил Андре с вопросом о присоединении к группе, и тот немедленно согласился, несмотря на то, что ему предстояло выучить 13 новых песен, а до ближайшего концерта оставалась одна неделя. Тем не менее, летом 1996 года группа успешно выступила на фестивалях Bochum Total и Popkomm, на разогреве у New Model Army в Бельгии, а также на лондонском фестивале Sacrosanct, после которого скандалист Руббель был окончательно выдворен из состава Dreadful Shadows.

В сентябре стартовал тур «Buried Again», и очередную проблему с отсутствием гитариста вновь решил Томми Хайн, пригласив своего знакомого, с которым они когда-то писали музыку вместе. Им оказался Норман Зельбих (Norman Selbig). Музыканты быстро сработались, и этот состав стал окончательным для Dreadful Shadows. Гастроли продолжались два месяца, а в декабре «Тени» во второй раз отправились в рождественский мини-тур фестиваля Zillo, закрепив результат альбома «Buried Again» в топ-10 чарта DAC и всё более утверждаясь в статусе живой легенды готики.
 

Beyond the Maze (1998)

Убедившись в прекрасном взаимодействии на сцене, музыканты хотели опробовать новый состав и в совместном написании песен. От Нормана поступило предложение поехать ради этого в деревню Рессен в 30 км от Люббена (Шпревальд), где находится усадьба его отца. «Тени» с радостью согласились, и почти весь март 1997 года прошёл для них на природе и на высокой творческой волне. Там и возник почти весь материал для будущего альбома «Beyond the Maze».

Sven Friedrich:

Все песни были написаны за чертой города. Мы приходили на озеро, или в лес, или на поле и просто сочиняли музыку. Возможно, поэтому песни несут в себе столько разрушения — тогда было время подумать абсолютно обо всём и многое переосмыслить.

Orkus 02/1998

Летом 1997 года группа вновь вернулась на лейбл SPV, но уже на подразделение Oblivion. Причиной этому стало то, что приютивший их ранее Nuclear Blast объявил о закрытии суб-лейбла Deathwish Office к концу года из-за нерентабельности. В это же время в студии Томми Хайна в Берлине началась работа над новым альбомом.

Одним из новшеств на «Beyond the Maze» стало использование живой классической музыки. Среди приглашённых музыкантов были певица сопрано Фелиция (Felicia) из Impressions of Winter, флейтист Роб Хоаре (Rob Hoare) и современный композитор Штефан Винклер (Stefan Winkler). Также огромный вклад в клавишное и сэмпловое оформление внёс Йорг Хюттнер (Jörg Hüttner) из Dorsetshire (позже Skorbut), известный своими нестандартными решениями в области электронной музыки.

В ноябре 1997 вышел сингл «Burning the Shrouds», обеспечивший публике должный интерес к альбому, а группе — топ-5 в чарте DAC и 20 недель ротации на берлинском радио Fritz. Сам альбом увидел свет в феврале 1998 года и немедленно взлетел в топ-5 DAC. Ещё в январе, до выхода альбома, «Тени» выступали на разогреве у Paradise Lost, что помогло группе значительно расширить свою аудиторию, а с апреля начались полноценные гастроли: самостоятельный тур и фестивали по Германии и Европе. «Beyond the Maze» был встречен с абсолютным восторгом и теперь по праву считается одним из образцовых альбомов немецкой готики 90-х и остаётся самым любимым релизом Свена в рамках Dreadful Shadows по сей день. При этом для тех, кто ещё не знаком с этой музыкой, пластинка заслуживает, как минимум, двух-трёх прослушиваний, чтобы раскрыть все детали и грани своего совершенства.

Отдельным событием не только 1998 года, но и всей истории «Теней» становится августовское выступление в Бейруте (Ливан) на рок-фестивале. Основанием послужило то, что в течение долгого времени 13 песен Dreadful Shadows последовательно занимали первые места в чартах местных ведущих радиостанций, и приглашение не заставило себя ждать. Поездка стала совершенно новым опытом для музыкантов. Группа была заявлена хэдлайнером фестиваля, и это выступление собрало более 3000 зрителей — успех, о котором невозможно было и мечтать. Компанию группе в путешествии составил фотограф Кристиан Рум (Christian Ruhm). Тогда едва ли можно было предположить, что дружбу с ним ребята пронесут через года и результатом станут ещё несколько фото- и арт-проектов. По возвращению домой Dreadful Shadows появились на традиционном уже фестивале Zillo — в этот раз совместно с такими столпами «тёмной» сцены, как The Cure, Rammstein и Lacrimosa.

В октябре 1998 года вышел «исправленный и дополненный» альбом «Beyond the Maze»: бонусом к нему стал концертный CD. Релиз получил также новое белое оформление, а иллюстрации к нему выполнила художница Беате Эбельт (Beate Ebelt), которая была в ту пору подругой Андре. Далее группа провела вторую часть тура по Германии и нескольким европейским городам. С небольшим опозданием по срокам и под завершение тура, в декабре, вышел VHS «Insight», содержащий видео-материалы апрельских гастролей и поездки в Ливан.
 

The Cycle (1999)

В том же декабре 1998 г. группа записала сингл «Twist in my Sobriety», заглавной песней которого стал кавер на песню Таниты Тикарам (Tanita Tikaram). А в феврале «Тени» вновь отправились на ферму в Рессене, чтобы начать работу над новым альбомом. Свен, Андре и Норман, прибыв первыми, сразу же приступили к сочинительству; Йенс, Рон и Томми Хайн смогли выделить время и присоединиться лишь неделей позже. Весь процесс отличался в этот раз неклассическим подходом — от нетипичных аранжировок до принципиально здорового образа жизни на ферме. Нестандартным стал и женский бэк-вокал: выбор в этот раз пал на легенду американской deathrock-сцены 80-х, Житан ДеМон (Gitane DeMone).

Sven Friedrich:

На том конце телефона заговорила Житан, в её голосе звучали дружелюбие и любопытство. Это всё было так удивительно. Она сказала, что знает про Dreadful Shadows, потому что в её последнем европейском туре их часто ставили в тур-автобусе. Ей было очень интересно поработать вместе с нами, но она сперва хотела послушать наш новый материал, потому что она работает только с теми вещами, которые ей подходят на 100%. Она хотела «услышать свой голос в музыке». Обрадованный этим первым же удачным контактом, я пошёл на почту и отправил ей наши демо вместе с предыдущими альбомами.

Shadowplay Fanzine 02/2011

Вернувшись из Рессена в марте, группа первым же делом выпустила уже готовый к тому времени «Twist in my Sobriety», также сняв одноимённый клип, а к тому времени, как пришло подтверждение от Житан, работа над новым альбомом была уже в разгаре. При этом «Тени» переместились в новую студию Томми Хайна, которая функционирует до сих пор. У Свена появилась отдельная комната, в которой он смог комфортнее работать над клавишными. Май отметился визитом Житан в Берлин. Она с энтузиазмом влилась в команду и в итоге приняла участие буквально в каждой песне альбома, подолгу засиживалась с группой за душевными разговорами после рабочего дня и ночевала прямо в студии. Закончился этот марафон совместными съёмками видеоклипа на песню «Futility» в Киеве. Однако клип так и не увидел свет из-за разногласий между лейблом и съёмочной компанией, с которой успела поскандалить и сама Житан. Как отмечает ныне Йенс, это было первым звоночком о начале конца Dreadful Shadows, о котором на тот момент ещё не было и мысли.
 

 
Мадам ДеМон улетела домой в Лос-Анджелес, и процесс вступил в завершающую стадию: началась запись вокала и струнных, над которыми вновь работал Штефан Винклер. Настал летний фестивальный сезон, и «Тени» выступили на Doomsday совместно с Type O Negative, Project Pitchfork и Deine Lakaien, отыграли на фестивале EuroRock в Бельгии и появились ещё на нескольких площадках дома в Германии.

Житан вернулась в Берлин в июле, чтобы записать сольный альбом «Stars of Trash», поскольку Томми Хайн, услышав ещё весной о сложной ситуации в её группе Christian Death, незамедлительно предложил свою помощь. «Тени» обеспечили запись инструментов и аранжировки, а Свен, у которого Житан всё это время жила дома, записал бэк-вокал для пары треков. Позднее критики описывали разительное отличие этого альбома от всего прежнего творчества певицы и с сожалением замечали, что он будто утратил часть уникального звучания Житан — мы имеем дело будто с теми же Dreadful Shadows, только с женским вокалом. Тем не менее, ДеМон была рада этой работе, потому что смогла наконец воплотить в песнях давние переживания и память о друзьях, ушедших из жизни. Запись завершилась в августе параллельно с выходом сингла Dreadful Shadows «Futility» (топ-5 DAC).

В сентябре альбом «The Cycle» увидел свет — и незамедлительно поднялся в топ-3 DAC. Ещё один «классический» альбом «Теней», который, однако, звучит интересно и свежо даже спустя более 10 лет после выхода. Альбом, на котором музыкантам удалось достичь максимума своих творческих возможностей и который навсегда останется «последним» в дискографии группы, добавив некоторого символизма в дальнейшую историю Dreadful Shadows. В его поддержку был организован обширный тур по Германии и другим странам Европы, на котором, начиная с сентябрьского релиз-концерта, вновь присутствовала Житан ДеМон. В рамках этих гастролей состоялась своеобразная «двойная презентация», поскольку со сцены звучало не только новое творчество «Теней», но и свежезаписанные песни Житан. После завершения тура певица ещё некоторое время оставалась в Германии, но вскоре уехала вновь, чтобы ухаживать дома за матерью.

Отыграв все запланированные концерты, Dreadful Shadows взяли небольшую паузу, чтобы отдохнуть и набраться новых идей. Но, вопреки ожиданиям поклонников и самих музыкантов, творческий источник словно иссяк в одночасье. Пауза затянулась на восемь месяцев тишины. Исключением стало только одно выступление в Берлине 29 марта 2000 года на разогреве у HIM в рамках весеннего европейского тура финнов Razorblade Romance. А в августе заголовки всех музыкальных журналов о шварц-сцене взорвались новостью: великая готическая формация Dreadful Shadows распадается на пике популярности, несмотря на коммерческие успехи своих альбомов. Параллельно этому, также в августе, лейбл Andromeda переиздал «Estrangement» и EP «Homeless» в одном диджипаке и с улучшенным звуком. На вопросы о том, можно ли было считать это переиздание прощальным подарком поклонникам, музыканты терпеливо объясняли, что это было простое совпадение, поскольку оригинальный тираж этих пластинок был давно распродан, а спрос был по-прежнему велик.

По словам Свена, главной причиной распада было расхождение музыкальных вкусов участников. В 2000 году они начали работу над новым альбомом, но никто не был доволен результатом. Материал грешил самоповторами, а музыканты беспрестанно спорили о том, в каком направлении им следует двигаться дальше.

Sven Friedrich:

С музыкальной точки зрения мы всегда были единой творческой командой, когда дело касалось написания песен, но так больше не получается. И мы бы не хотели прерываться, например, на три года, это просто не имеет смысла: когда собираешься вместе после трёхлетнего перерыва, творчество звучит настолько по-другому, что никто уже даже не понимает, что вы вообще делаете. Поэтому мы закрываем книгу под названием Dreadful Shadows. Это был лучший период нашей жизни, и нам было невероятно сложно вынести это решение, но мы твёрдо уверены, что так будет лучше всего.

Zillo 02/2000

Это была только одна сторона кризиса, в котором оказались «Тени» после выпуска «The Cycle». К музыкальным разногласиям добавились некоторые проблемы с лейблом. Также сыграло большую роль и то, что коллектив был известен своими долгими концертами, что подрывало здоровье Свена, который, как истинный перфекционист, каждый вечер работал на сцене на износ. Но даты выступлений, запланированных на конец 2000 года в поддержку нового материала, который так и не удался, было решено не отменять, а превратить в последний тур, который так и вошёл в историю группы как «The Last Tour». Он состоялся в октябре и прошёл с небывалым успехом и полностью распроданными шоу — музыкантам пришлось даже провести дополнительный концерт в Лейпциге в свой единственный выходной. Выступление в Потсдаме сорвалось, едва начавшись, так как у Свена ввиду сильной простуды и больших нагрузок отказал голос. В качестве извинения за отмену концерта группа позднее записала EP «Apology», включивший в себя 3 переизданных трека и 4 кавера на различных артистов — песни, исполнявшиеся в рамках тура. Продавался этот диск исключительно на прощальном концерте, который состоялся 1 декабря 2000 года в Берлине. После этого Dreadful Shadows окончательно прекратили существование.
 

Переиздания и переосмысления

В 2001 году альбомы «Beyond the Maze» и «The Cycle» были переизданы лейблом Oblivion под одной обложкой, звука изменения не коснулись. Тем временем «Тени» предполагали, что через несколько месяцев после распада они могут собраться вновь, хотя, вероятно, под другим именем и даже не в полном составе. Однако время шло, музыканты всё больше углублялись в свои личные проекты, и с идеей распрощались довольно быстро.

Свен и Норман основали проект Helix, который намеревался быть полностью электронным, но быстро перерос в гитарный, расширив состав и превратившись в хорошо известный ныне Zeraphine.

Йенс сконцентрировался на работе своего лейбла Andromeda, помогая издаваться таким коллективам, как Letzte Instanz, Endless, The Cascades и Thanateros, в последнем числясь ещё и штатным гитаристом. Позже под его управление перешел ещё один лейбл — Rabazco.

Андре и Рон были заняты в музыкальном проекте Coma.51, идеи для которого начали появляться ещё в конце 1999 года. Музыка заметно отличалась от общего стиля Dreadful Shadows, напоминая что-то среднее между ранними Zeromancer и Marilyn Manson. Ребята разработали целый концепт для названия, песенного материала и оформления и обзавелись никнеймами: так, фронтмен Андре стал зваться Seven, за гитару встал некий Zahl, Рон остался при своём имени, а «за кадром» проекту музыкально и визуально помогал CR, в котором угадывается вышеупомнутый Кристиан Рум. В 2001 году появился многообещающий промо-сингл, но из-за неудач с поиском лейбла и внутригрупповых противоречий проект прекратил существование. После распада Coma.51 Андре сосредоточился на проекте electric11, но вскоре вовсе пропал из поля зрения бывших согруппников. Рон тем временем переквалифицировался в продюсера, а также лайв-барабанщика для концертов Nik Page.

В 2003 году вышло переиздание альбома «Buried Again» с 4 бонус-треками и обновлённым звуком, поскольку старый тираж был полностью распродан и группу часто просили позаботиться об этом. Dreadful Shadows смогли восстановить права на альбом и перевыпустили его на Rabazco. Имя коллектива вновь всплыло на музыкальном рынке, и это послужило поводом для ряда интервью и осознания своего места в истории развития «тёмной» сцены не только в Германии, но и во всей Европе.

Sven Friedrich:

Я считаю, что распад пошёл нам на пользу. Ни нам, ни поклонникам новый альбом не принёс бы радости. <…> Я с благодарностью смотрю на эти годы и даже в какой-то мере горжусь тем, чего мы достигли. Но не стоит забывать, что каждый из нас при этом сильно изменился, развиваясь в личностном плане. И продолжать по-старому после «The Cycle» уже не вышло бы. Честно говоря, я не вижу причин для воссоединения…

Zillo 08/2003

 

«Sometimes they come back…»

Через 7 лет после распада Dreadful Shadows из-за не просто не утраченного, а, скорее, возросшего интереса к группе произошло её временное воссоединение для того, чтобы провести несколько отдельных концертов. Идейным центром коллектива выступил Рон, настоявший на том, что группе непременно нужно вернуться на сцену. Самое достойное предложение поступило от организатора фестиваля Amphi в Кёльне. Этот же человек помог организовать небольшой ностальгический тур. Ребята вернулись с новыми инструментами, но со старыми песнями; речи о том, чтобы записать что-то свежее, по-прежнему не шло. Свен неоднократно подчёркивал, что это было «ненастоящее воссоединение несуществующей группы» и тур служил исключительно тёплым ностальгическим чувствам как поклонников, так и самих музыкантов. На официальном сайте было создано голосование, где фанаты могли выбрать 10 желаемых для исполнения песен. По его итогам и сформировались сет-листы концертов.

Поскольку для «Теней» начиналась глава «новой истории», было решено принять в состав ещё одного человека, и место бэк-вокалистки заняла Юлиана Рихтер (Juliane Richter), участница проекта Eminence of Darkness. Огромную роль в этом сыграла её давняя подруга Инга Зельбих (Inga Selbig), жена Нормана. Благодаря ей Eminence of Darkness уже играли на разогреве у Zeraphine в 2004 году, а также появлялись на волнах Zeraphine-Radio. Спустя три месяца самостоятельных репетиций Юлианы и ещё одного месяца совместных репетиций со всей группой грандиозное возвращение Dreadful Shadows успешно состоялось на фестивале Amphi 22 июля 2007 года. Короткий тур прошёл в 5 городах Германии при поддержке всё тех же Eminence of Darkness. Также к группе в качестве симфонического компонента на время присоединились Бенни и Штольц — музыканты Letzte Instanz, c которыми «Теней» связывает долгая дружба.

На этом дело не закончилось. Dreadful Shadows продолжили выступать, стабильно появляясь 2–3 раза в год на разнообразных фестивалях. Особым событием стал закрытый концерт для фан-клуба 11.10.2008 в Берлине, где суммарно было исполнено 33 песни из всех периодов творчества, включая каверы. В 2009 году «Тени» выступили на польском фестивале Castle Party, о котором Свен очень тепло отзывался впоследствии:

Sven Friedrich:

Так же, как и в 2000 году, когда мы в первый раз выступали здесь с Dreadful Shadows, Castle Party в Bolków принёс несравненные впечатления. Я верю, что это очень важное мероприятие для всей Восточной Европы. Я пообщался здесь со многими людьми из Польши, Украины, России, Германии и даже США. Атмосфера была превосходная, и публика и на Dreadful Shadows, и на Solar Fake была просто идеальная. Мы прекрасно провели здесь время. Наше уважение организаторам и техникам за то, что им пришлось пережить столько неприятностей, но при этом они отлично справились со своей работой.

Reflections of Darkness, 2009

Так продолжалось ещё несколько лет, и поклонникам оставалось только искренне удивляться работоспособности Свена, который «тянул» на себе три проекта — Dreadful Shadows, Zeraphine и, начиная с 2007 года, ещё и Solar Fake.
 

«Reborn?»

В мае 2012 года на официальном сайте Dreadful Shadows появились ошеломляющие новости: «Тени» снова собрались вернуться в дело. Более того, уже начали писать новый материал. Представить наработки предполагалось в том же 2012-м. Вскоре последовало создание официальной страницы на Facebook и расписание нового тура под названием «Old Shades on New Walls», намеченного на январь-февраль 2013 года. Фактически инициатором вновь выступил Рон, следом быстро откликнулись Андре и Норман, давно копившие музыкальные идеи, и вскоре «Тени» снова выстроились в знакомое созвездие. Тем не менее, работа велась очень медленно: не все из них остались жить в Берлине, половина обзавелась семьями, найти свободное время было довольно сложно, а общаться друг с другом в студии — ещё сложнее. Из-за сомнений в том, что запись альбома вообще дойдёт до логического конца, на новом мерчандайзе появился вопросительный слоган: «Reborn?» («Перерождённые?»), а на временный постер взяли готовое фото авторством Кристиана Рума (Christian Ruhm) из материала, который остался неопубликованным в рамках Solar Fake.

Кристиан Рум возник в поле зрения неслучайно, поскольку 25 мая 2012, почти через год после артбука «Your Hell Is Here», увидела свет ещё одна его книга: «Dreadful Shadows from Beirut to The Cycle». В фотобук вошли 120 снимков, сделанных в 1998–2000 годах, когда Кристиан сначала сопровождал «Теней» в их поездке в Ливан, а позже присутствовал в студии при создании альбома «The Cycle». Это только подбавило нетерпеливости всем, кто жаждал развития событий на «тенистом» поприще.

В ноябре 2012 г. появились новые поводы для тревоги за «новейшую историю» Dreadful Shadows: даты нескольких концертов тура были изменены из-за мелких проблем в организации. К тому же, несмотря на оптимистичные посты Юлианы на Facebook, официальный сайт обновлялся вяло, показывая посетителям то пустую стартовую, то высокохудожественные html-теги, то заглушку в виде фото с фестиваля Blackfield 2012. А ровно через месяц, в начале декабря, тур отменили вовсе «по личным причинам одного из участников». Имена и факты не разглашались. Группа приносила свои искренние сожаления и сообщала, что отмена тура не повлияет на запись альбома, а даты по возможности будут восстановлены позже. В расписании тура оставили только Берлин (февраль 2013 г.), где помимо единственного концерта состоялось уникальное для группы мероприятие «Rock Talk». На этом музыкальном ток-шоу, которое берлинская студия TheARTer регулярно проводит с разными группами, Dreadful Shadows исполнили в акустике несколько песен (в том числе две новых) и ответили на множество вопросов о своём прошлом и настоящем. Через день, на полноценном концерте, тот же новый материал, а также один новый кавер были представлены уже в привычном «тяжёлом» звучании. Мнения в фан-сообществах разделились: одни слушатели настроились на прекрасную музыку, умноженную на обновлённое мировосприятие музыкантов, другие были уверены в том, что грядёт «второй Zeraphine» и группа окончательно подорвёт доверие.

Большая часть 2013 года прошла для «Теней» в тишине. Исключением стал только майский анонс концертов, которые, как и обещалось ранее, были утверждены на конец года. В ноябре Dreadful Shadows отправились в совместный тур с норвежцами Zeromancer и выступили в общей сложности в 5 городах Германии. Новый материал не исполнялся. Андре и Свен отмечали общую напряжённость всего, что было связано с группой в эту пору. Прежняя атмосфера безвозвратно ушла, оставив старые проблемы несовпадения музыкальных и жизненных позиций.

Sven Friedrich:

У нас было восемь, но не песен, а так, разрозненных фрагментов, мы из них сделали только те, что играли тогда, но мне они так не нравятся. Даже если бы они вышли из-под Zeraphine, они мне всё равно не нравились бы. Для меня, честно говоря, Тени закончились ещё в 2000 году. Это такая старая музыка, и она слишком сильно тянет назад…

Из личной беседы

Заключительный концерт мини-тура состоялся 1 декабря, как и прощальный концерт 2000 года. В середине декабря по многочисленным просьбам группа опубликовала в своём Facebook-профиле самую, на общий взгляд, удавшуюся новую песню — «Stained Earth». Спустя ещё несколько месяцев бездействия, 14 апреля 2014 г., Андре официально объявил о том, что он и Свен выходят из состава Dreadful Shadows, чтобы всецело посвятить себя другим проектам. Под проектами имелся в виду, в первую очередь, Solar Fake, сольный электронный проект Свена, существовавший с конца 2007 года и официально принявший в свой состав Андре в начале 2014. История завершила ещё один виток. Цикл замкнулся, и «Тени» снова исчезли, чтобы никогда не вернуться — в который раз.
 

 

По материалам статей и интервью.
© Sven Friedrich Russian Support / sven-friedrich.ru