Отчёты о концертах Раздел «Разное»
Маски-Шоу Under The Skies

Zeraphine & Solar Fake
Werneuchen, 1 июля 2017

 

Виктория ‘Torrie’ Сигеева
Lantana Wolf
 
Torrie:

Иногда серафимы бывают не только бескрылыми, но и самыми что ни есть земными созданиями — а некоторые из них ещё и играют прекрасную музыку. Наша славная пятёрка, именуемая Zeraphine, к большому сожалению, ушла в затянувшуюся (если не сказать «вечную») стагнацию. Но радость совместных концертов всё ещё живёт в ребятах, и каждая новость об очередном выступлении заставляет поклонников хватать ртом воздух и держаться за сердце, прокручивая единственную мысль: «Надо ехать!». Точно так же решил и русский саппорт, когда фанклуб Shadowplay объявил о намеченном выступлении Zeraphine на мероприятии «Remaining Desires Under The Skies» в заброшенном аэропорту на задворках Берлина.

Lantana Wolf:

Мой французский друг почти за полгода до мероприятия начал выносить мой несчастный моск: «Ты поедешь? Поехали! Ну, пооооеееехаааалиии!!!». Это порядком подбешивало… Тем более что работы у меня было предостаточно, но… Как только ажиотаж туристов спал и все перестали жестко тупить, Клава с Ларсом (Биг боссы всего Шедоуплея) выкинули билеты в открытую продажу.
На что я подумала.… Да почему бы и нет. Раз звезды так сошлись, надо ехать. Но зачем ехать только в Германию, если я в этом году еще не была в отпуске? Заскочу в Амстердам, расслаблюсь, отдохну и со свежей головой поеду в Берлин. Концерт, плюс вспомню город. Всех зайцев одним выстрелом, так сказать.

Torrie:

Что касается концерта, если бы одними Zeraphine обходилось дело! На разогрев были утверждены окологотичные рокеры Katanga и меланхоличное электро-дуо Adam is a Girl. А хэдлайнером этого микрофеста были заявлены… Solar Fake.

Фаны ликовали, предвкушая увидеть за один вечер сразу два проекта от любимого музыканта. А во мне кипел праведный гнев, потому что, как я считала, выпускать на сцену соляров сразу после Zeraphine — и причём каждый бэнд должен был отыграть по полноценному сету — означало двойную нагрузку для нашего дорогого вокалиста, да и обе группы совершенно разные по энергетике. Идеальным решением мне казалось разделить группы выступлением тех же Adam is a Girl, например, чтобы дать всем возможность отдохнуть и перестроиться. Но Shadowplay решил по-другому. Точнее, Свен решил по-другому, как мне босс фанклуба Ларс проболтался в переписке. «А я ещё у них спросил, нормально ли им будет столько времени играть, они сказали, что нормально, и ещё песен накинули! Там такой классный сетлист, боже, как я рад!» — писал Ларс, пестря восторженными смайликами.

Lantana Wolf:

Сообщение от Штурмана в ВК: «Вот скажи мне, как ты думаешь. НАХРЕНА они поставили СФ выступать сразу после Зеры?!» И тут-то мне поплохело… 2 концерта подряд? Вы серьезно? Из этого ничего хорошего не выйдет, к гадалке не ходи. Захотелось напиться в 2 раза больше, чем полностью. Я вообще ехала на Зерафин. Сорян, конечно, но это мой любимый проект, и мне жаль, что он умер, для меня так точно. Я, пожалуй, буду пользоваться наушниками и MP3 записями. Такой порнографии я больше не выдержу. Но об этом чуть позже.

Torrie:

Объяснение Ларса скептицизма во мне не убавило, и я решила выяснить подробности у самого герра Фридриха в день концерта.

Lantana Wolf:

Ооо… Это вообще ржачная история. Даже Штурман пока не в курсе! Читайте дальше.

Torrie:

Отдельным испытанием для нервов стало ожидание билетов. Мне ещё повезло, и я получила заветный конверт за пару дней до путешествия, а камрад Дарина и вовсе уехала навстречу приключениям, так и не получив своих билетов, слава Почте России. Ларс смеялся, что не пустит Дарину на концерт и ей придётся тусить на улице. Но шутки в сторону — босс заверил, что девушка получит новый билет уже на месте. По количеству заявок на трансфер до места и обратно фанклуб заказал два автобуса, поэтому было решено встретиться со всеми приятелями на месте отправления, а именно на вокзале Остбанхоф.

Lantana Wolf:

Кстати, Почта России еще ничего, а вот француз билетов так и не дождался. Сидим мы такие с Йоаном в холле Остбанхофа. Тут на скамеечке рядом расположилась парочка в типичном мерче СФ. Полюбас организаторы, точнее одни из. Йоанн быстро сообразил: «У них наши билеты. Я клянусь. Давай спросим?» Спросили. У них реально были наши билеты! Всё нам отдали и свалили. Мы поржали.

5 минут спустя:

Знакомая копна волос… ШТУРМАН!!! Гозбаде, еле дозвалась. Виктория, ничего не слыша и не видя, неслась через зал. Ноги вперед, волосы назад. Куда?! До автобусов идти 2 минуты, а до отправления полчаса.
«Я уж думала, я опаздываю», — хрипела она, пытаясь отдышаться. Я всех всем представила, вручила чупа-чупсы с заветным листиком, и мы !!!спокойно!!!! ушли к автобусам.

Torrie:

Накрапывает дождь, шэдоуплееры кучкуются, являя нам то одно, то другое знакомое лицо. Ветер усиливается, принося новый массив дождя, я наигранно ругаюсь на испортившуюся причёску. «Да ты на меня посмотри!» — парирует Дарина, приглаживая свои метровые блондинистые волосы по всей длине. Только мы отсмеялись, что по такой погоде впору выглядеть, как Адриан Хейтс, среди прожжёных готов возникает пятно ярко-синего цвета и материализуется в Настю, фотографа из Петербурга. Вэлкам в компанию!

Через причёсанный берлинский пригород, под звуки ливня за окнами автобуса, булькающее радио у водителя и наш дружный хохот на то на сё мы приблизились к месту назначения. Извилистая дорога через поле была отмечена чёрными воздушными шариками, и вот уже сам ангар раскинулся перед нами во всём своём великолепии — или, скорее, во всей неприглядности, так как мы совсем не ожидали, что концертная площадка будет выглядеть ТАК.

Lantana Wolf:

«Это они! Они там!» — заверещал Йоан, включая безумную фанатку, и унесся по направлению к грифоподобному профилю, возвышающемуся над фанатами. Свен вовсю работал. Андре там же.
«Ты это тоже видишь, да?» — первая реплика Вики, а я смотрела на это форменное извращение и думала: м-да… Я со своим лилипутским ростом спокойно на шпагат не сяду на этом клочке метр на метр, именуемом гордым словом «сцена». Начала нервно подшучивать, что Свену придется лезть в инсталляцию из самолета и петь из второй кабины пилота. Там и то больше места.


photos by HR-Pictures

Torrie:

Осмотрелись, поздоровались с парой знакомых лиц да и ушли гулять. Вернойхен известен тем, что аэродром был построен ещё в 30-х гг. XX века для обучения пилотов Люфтваффе, а ещё во времена Третьего Рейха там появился пункт радарной связи, прозванный «башней Геринга». После окончания войны в Вернойхене расположился отряд ГСВГ, башню переоборудовали в связной бункер, а аэродром продолжали использовать и модернизировать вплоть до момента вывода советских войск из Германии в 1991 году. Сегодня там находится огромное поле солнечных батарей (какая ирония, учитывая, кого мы сегодня будем смотреть и слушать), внутренности бункера опечатаны какой-то организацией, а взлетно-посадочная полоса служит нуждам местной авиации и пилотной школы.


photo by HR-Pictures

Lantana Wolf:

Оу… А Штурман-то у нас задротничает… Я до сих пор не запомнила название Вер..Фер… нойхен короче. А вот читать наперебой стихи на взлетной полосе, и вместе петь “I believe I can fly”, и наперегонки бежать к ангару, когда начался дождь, — это самое лучшее воспоминание с того дня. В меня вселилось истинное безумие, и меня понесло… Движения стали резкими и неаккуратными. Гиперактивное поведение включено. Надо блокировать. А как? Либо беситься и бегать (чем бы я и занималась, если бы не дебильная погода), либо бухать. Интересно, тут продают водку? Продают… Заранее сообщаю.
Я не:
- лапала никого за 5 точку;
- не блевала;
- не ругалась;
- не дралась (чем обычно заканчиваются всееее мои тусовки).
В общем, ни во что не влипла. А хотелось, честно… Гозбаде, да я даже не грохнулась нигде ни разу. Это вообще нонсенс!

Torrie:

Возвращаемся с прогулки — на сцене раскладываются к саундчеку зерафиновские ребята, а в глубине ангара всё ещё виднеется знакомая полулысая башка. Мы вовремя! Впрочем к Свену выстроилась приличная очередь. Огибаем её и попадаем в поле зрения Андре. Герр Феллер, иди сюда! Обнимать будем! И, кстати, мы снова с подарками, да.

Lantana Wolf:

«Андре. Мы к тебе с подарком, он не из Москвы, а из другого города». После этой фразы Штурмана я протягиваю Андре Чупа-чупс со вкусом марихуаны. Ржач на пол ангара — активейтед.
— Я, пожалуй, после концерта попробую…
И тут я вспомнила..
— Андре. Как тебе мастихины?
— Ооо… Юзаю почти каждый день, спасибо большое.
— ЕЕЕЕЙ!!!
Радостные прыжки кенгуру от меня!

Torrie:

Свен тем временем покинул очередь, чтобы припрятать надаренное, а после присоединился к коллегам на сцене. А мы оценили бар-лист, повеселились над названиями коктейлей «Whiteout» и «Not under control» и переместились под один из тентов снаружи, чтобы побеседовать со старыми и новыми друзьями по фанклубу. Внезапно подрываюсь с места и прислушиваюсь. «Сейчас ведь у Zeraphine саундчек?» — «Ну да». — «Почему я слышу Solar Fake??» Бегу в ангар через дождь и грязь. Вижу вокруг такие же недоумевающие лица. И точно — зерафиновцы играют кавер на I Hate You More Than My Life! Вот уж точно, всё смешалось под берлинским небом…


photo by Black Movie

Саундчек окончен, мы с Дариной предпринимаем вторую попытку пробиться к Свену. Успех! Обнимаем, достаём амстердамский сувенир.

Lantana Wolf:

Та часть, о которой никто и не подозревал. Вика опять представляет подарок. Вручаю его. Как меня умиляет, как все на него смотрят… С такой ехидной улыбочкой… У всех есть скелеты в шкафу, да? Герр Фридрих?

— Мы Андре такой же подарили…

И тут я резко осеклась, что вызвало двухсекундное неловкое молчание, но Штурман спохватилась и стала спрашивать, на кой ляд Свен так распределил выступления, а я выдохнула.

ДАМЫ И ГОСПОДА! ВПЕРВЫЕ ПЕРЕД ВАШИМИ ВЗГЛЯДАМИ ПРЕДСТАНЕТ ПОЛНАЯ ФРАЗА, КОТОРУЮ МНЕ ХВАТИЛО УМА НЕ ЗАКОНЧИТЬ:

— Мы Андре такой же подарили. Если боитесь какого-либо эффекта — пососите вместе.

Вовремя осознав, КАК это прозвучит, я неловко заткнулась и отвела взгляд в вечность. Аплодисменты, мать. Это уровень, конечно…


photo by Anastasia Philippova

Torrie:

Пользуясь моментом тишины, задаю свой вопрос номер один.
— Свен, зачем тебе вообще это делать? Ну то есть зачем тебе ставить Zeraphine и Solar Fake подряд?
— В смысле зачем, я не понял вопрос, — и знакомый смешок.
— Это же как два концерта подряд. Утомительно очень для тебя должно быть… Мы беспокоимся.
— Ну-у-у я подумал, что это будет хорошая идея. Да и вообще, я справлюсь! — Свен машет рукой и примирительно улыбается. Ну что тут поделаешь?
Вздыхаем, просим сфотографировать его для саппорта. Свен протестует:
— С вами фоткаться буду, а один не-не-не, вы чего!
Вот чудной же человек. За это и любим.

Lantana Wolf:

Пока мы распределялись по обе стороны от Свена, Настя выдернула у меня из рук стакан с водкой. Выпаливаю:
— Э-э-э… Give me my Vodka back! — и над моим правым ухом раздается смех Свена. Я поёжилась и встала так, чтоб он меня не касался даже одеждой. Честно признаюсь, я его после Барселоны слегка побаиваюсь… Ибо нехрен было меня по подвалам таскать… Он ведь меня тогда к экрану для фотосессий повёл. А он в полуподвале находился. Я такого страху натерпелась, уже начала строить планы, как буду отбиваться. И когда он сказал: «Ну может здесь?», я могла бы сказать: «Да, здесь» — и звездануть ему коленом промеж ног. И бежать…
На фото я, как обычно, получилась мерзко. Да и хрен с ним.

Torrie:

Теряем Настю в толпе, продолжаем гулять, общаться и ждать. Тем временем уже начинают играть первые гости вечера — готик-метал-группа из Грайфсвальда, Katanga. Коллектив существует уже более 20 лет, однако группа развивается очень неторопливо и имеет на счету только два полноформатных альбома и пару E.P. Со сцены звучат знакомые и незнакомые песни, перемежаясь техническими неполадками, я гадаю: выйдет ли Свен спеть с ними дуэт-другой, что они записывали в 2010–2011 годах? Нет, исторического дуэта не случилось. Да и в целом, несмотря на старания вокалиста Марио и его команды, я не была впечатлена. То ли этот жанр больше не вдохновляет меня, то ли все мои мысли были направлены только на одну единственную группу в тот вечер.


photo by Anastasia Philippova

Номером два на сцену вышли Adam is a Girl. Я даже не знала об их существовании, пока Ларс весной не объявил их участниками этого мини-феста. Этот электронный инди-бэнд базируется в Берлине и вдохновляется творчеством Depeche Mode, Björk, Massive Attack и других сходных по жанру групп, а название «Adam is a Girl» появилось, судя по всему, из-за того, что вокалистку зовут Анья Адам. Адам — девушка. Логично, да. Мне удалось их послушать перед поездкой, и песни пришлись мне очень по душе, а живое исполнение придало им больше глубины и эмоций. Любителям нетривиальной и интеллектуальной электроники этот дуэт точно должен понравиться.


photo by Anastasia Philippova

Lantana Wolf:

Грешна, каюсь. Никого я не слушала до выступления. Katang’у вообще мимо ушей пропустила, честно говоря. А вот Adam is a Girl мне более-менее приглянулись. Именно влияние, оказанное на меня бесподобной и необычной Björk, привлекло к ним внимание.

Torrie:

Во время выступления гостей мы пробрались поближе к сцене, и я была совершенно очарована — и полностью готова к нашему личному гвоздю программы. Хотя как можно быть полностью готовым к тому, что твоя мечта как никогда близка к исполнению? Я уже дважды видела Zeraphine вживую, но оба раза это были опен-эйр выступления, фестивальные сет-листы, а мне больше всего хотелось на сольный клубный концерт, и чтобы были и все любимые песни, и бенгальские огни на Sterne sehen, и вот я здесь… Ребята по одному заходят на сцену, публика сопровождает их приветственным гулом. По ним скучали!

Свен, по обыкновению, выпрыгивает последним, концерт открывается Lieber allein, играют уверенно, но Фридрих тотально путается в припеве под конец, сказывается недостаток практики.

Lantana Wolf:

Значит мне не показалось… Свен путался, то в словах, то в проводах, что неудивительно. Пару раз спетушарил так… Ну, вы же знаете это незабываемое ощущение, когда гвоздем по стеклу. Я ждала Die Macht in Dir, как манны небесной. Но..

Весь остальной концерт я цепляла знакомые фразы в воздухе. Я ждала Зерафин, но это был Соларфин… Зерафейк… меня окончательно добили кавера. Я отключилась и перестала слушать. Пару раз выходила на улицу помокнуть под дождиком.

Torrie:

Niemand kann es sehen. Теперь уже я лечу на седьмое небо, совершенно не ожидая услышать одну из самых любимых, но почему-то не самых известных песен.

Ohne Dich. «И всё — свет, и всё ничтожно, нереально и мало». И в самом деле, «чем был бы мой мир без тебя»?

Louisa, River of you, Die Welt kann warten. Внутри меня разливаются красное вино и благодарность за все эти годы музыкальных открытий и личного роста.





Still. Под эту песню всегда вспоминаются развесёлые съёмки её клипа, но одна цитата всегда заставляет вернуться к осознанию момента. «Так, как было, больше не будет…»

Kaltes Herz, Halbes Ende. Тихо плачу от бесконечной красоты и нахлынувших воспоминаний.



Lantana Wolf:

О… Не ты одна. На штиле я и сама пустила слезу…

Torrie:

Be My Rain. Её встречают всегда с особым энтузиазмом, и, пожалуй, за эти годы песня стала хитом Zeraphine номер один.

No Tears, Tomorrows Morning, Fang mich, United and Lost. Дарина вытягивает откуда-то из толпы Настю, и вот она уже танцует рядом с нами, не менее счастливая и оттого ещё более красивая, чем прежде.







Inside Your Arms. Ещё один хит, и так радостно снова слышать Ману, допевающего куплеты, как в старые добрые времена.

Nur ein Tag. Ещё один большой сюрприз этого концерта. Не сказать, что она всегда мне сильно нравилась, но тут она открылась с какой-то совершенно новой стороны.

I Never Want to Be Like You, Die Wirklichkeit. Бодрые песни готовят к новому эмоциональному взрыву.

Sterne sehen. Такая родная, мировая песня, которую публика обычно хором поёт на концертах, но только не в этот раз. Свен, ты думаешь, мы тоже забыли все тексты? Как бы не так! В зале зажглось несколько бенгальских огней — ещё одна традиция. Ребята благодарно улыбаются.

Whiteout. Я уже сильно впоследствии узнала, что в сетлисте была ещё одна песня, которую вычеркнули в последний момент, Wenn du gehst, и тогда моё сердце точно было бы вдребезги без возможности восстановления.

Жаль, что так и не прозвучала Remaining Desires, зря её, что ли, в название ивента выносили. Но ребята всё ещё на сцене, что ещё вы для нас подготовили?

I Hate You More Than My Life! Тот сюрприз с саундчека! Ну то есть все прекрасно поняли тогда, что это будет частью программы, но до конца сомневались, может, это была просто шутка. Ан нет, и мы уже своими ушами слышим, как звучал бы Zeraphine в наши дни, если б они до сих пор писали песни.

Товарищи на сцене переглядываются, и звучит вступление I Don’t Want You in Here. Не может быть! Я так мечтала услышать именно её в зерафиновской обработке, потому что именно эта песня максимально подходит их творчеству на любом его этапе. Меж тем этому действительно не суждено быть, и из-за далеко не первого перебоя с электричеством ребята вынуждены остановиться, даже толком не начав.

All the Things You Say. Вот это было стопроцентное попадание! Потому что, к моему большому удивлению, я услышала аранжировку, которая создавалась для её акустической версии. И вот уже ребята кланяются и уходят под шум аплодисментов и восторженный вой публики, а мы с Дариной обнимаемся и ревём — ведь всё хорошее действительно заканчивается слишком быстро…

Lantana Wolf:

Рыдай так, будто это не у тебя глаза накрашены… И пусть все идут в закат!

Torrie:

На сцене перерыв, и мы сбегаем, всё ещё не оправившись от слёз. Какая-то парочка спрашивает, всё ли с нами в порядке. Объясняем им на ломаном немецком, что это всё музыка и что мы целую вечность не видели свою любимую группу. Пара понимающе кивает и ретируется с таким лицом, будто им понаехали тут, да ещё и умом тронулись. Всё ещё идёт дождь, но хотя бы уже не полосует, как ранее, это всё Zeraphine виноват — их музыка рек и дождей вечно вызывает пришествие небесной воды, где бы они ни выступали. На улице быстро темнеет, мы бредём вперёд по бесконечному шоссе Вернойхена, которое опоясывает весь аэродром, в сумеречную дымку. Дарина не даёт мне опомниться и начинает громко цитировать по-русски свои и чужие стихи, которые только приходят на ум, появляясь, как призрак, то справа, то слева от меня и пугая размазанной косметикой и резкой сменой траектории. У меня ещё не развеялась гармония от концерта, и всё происходящее напоминало мне фильм ужасов. У меня не хватало духу сказать ей: «Перестань!», а когда я и сама процитировала пару вспомнившихся вещей, мне стало легче. Такой формы постконцертной терапии мне ещё не доводилось испытывать.

Lantana Wolf:

Будь внезапен, как карась в кустах черники! Чёртик из табакерки, знаете такую игрушку? Это я! Мой способ стабилизировать сознание аккуратными текстами или хотя бы попытками их вспомнить хоть кому-то пришелся по душе? Хм… Я рад. Даже немного горд за собственное изобретение.

Torrie:

С концертной площадки доносится приглушённый бит: Solar Fake вышел на сцену. Решаем вернуться и оценить происходящее. Дарина решительно пробивается через толпу, я медлю и вскоре теряю подругу из вида. По правде сказать, если бы не зарезервированный билет на автобус обратно, я бы без тени сомнений уехала домой либо официально закончила мероприятие на Zeraphine — это было слишком большое и слишком эмоциональное для меня переживание, а так быстро переключаться между проектами Свена я не могу. Я отправилась было снова гулять, но дело шло к ночи, и температура воздуха стала заметно падать. Пришлось присесть внутри огромного надувного «иглу», стены которого в темноте приятно подсвечивались синим. Там меня в полной прострации и нашли мои знакомые Себастиан и Гвен, удивительный союз немца и уроженки Калифорнии. В их компании я и провела остаток выступления Solar Fake, о чём ничуть не жалею.

Lantana Wolf:

Три песни в поисках Торри, а она там с американцами тусит. За это время Йоан потаскал меня на плечах, я пролила всю «отвертку» себе на всё: руки, одежда, телефон, волосы. А нашел штурмана Йоан и вывел к ней. Я уже успела даже у Ларса спросить, не видел ли он её.

Torrie:

Концерт окончен, толпа хаотично расходится, прочёсываю ангар в поисках друзей, попутно прощаясь с европейскими приятелями до следующих концертов. На глаза попадается Норман — с ним крайний раз виделись по весне, на акустических концертах Solar Fake. Искреннее спасибо, мужик! Люблю вас безмерно. Норман крепко обнимает в ответ.

А вот и Ману крутится неподалёку. Делюсь и с ним своей радостью, даже не задумываясь, помнит он меня или нет. Неизвестно откуда взявшаяся Дарина предлагает нас сфоткать. Вот спасибо за ценный кадр!

Lantana Wolf:

А… Так вот она откуда. Фотка эта… Навеселе я забыла, что руки-то у меня не из того места, и захотела попробовать себя в роли фотографа. Оказывается, когда ты искренне забываешь о своих недостатках, они мигом исчезают! Очередной ачивмент анлокд. Пользуйтесь, не благодарите!

Torrie:

Бежим к автобусу, дрожа под дождём, по дороге снова ловим Настю, грузимся на борт и готовимся к отправлению на Остбанхоф. Оказавшись, наконец в тепле и спокойствии, обмениваемся с Настей умиротворёнными взглядами и, взявшись за руки, засыпаем — до самого Берлина.

Lantana Wolf:

Уже в автобусе выдаю фразу «Мне не понравилось!», но сформировать причины недовольства в единое целое уже не могу. Мозг агонизирует, но депрессия нарастает и не дает безумию вырваться наружу и продолжить тусовку в клубе NUKE. Я решаю, что с меня на сегодня хватит. Мне нужно переварить этот день. Переспать с ним. И рассказать о нём вам. Да, концерт был не самым лучшим в моей жизни, но… Спустя почти две недели после концерта, 12 июля, уже в Москве, обнаруженный мною лопнувший черный шарик, непонятным образом оказавшийся у меня в заднем кармане джинсов и перетерпевший стирку, вызвал улыбку и теплые воспоминания о взлетной полосе, стихах и ветре, путающемся в длинных волосах.
 

Отчёты о концертах Раздел «Разное»