Old Shades on New Walls

Берлин, Германия
15 февраля 2013

Автор: Виктория ‘Torrie’ Сигеева

Только ночью с 14-го на 15-е я смогла поспать, как нормальный человек: предыдущие сутки прошли в дороге с долгой остановкой в Праге в гостях у Лены Аурум, наш саппорт разбросан по миру, да… Но, как шутит мой отец, «перед миссией у тебя есть 10 часов, и те — на сон». ;-) Утром связалась с ещё одной знакомой по саппорту, Юлей (Seele in Not), которая прибыла в Берлин минувшим вечером. Пока искали друг друга на перекрёстках района Prenzlauer Berg, я снова успела помотать нервы, но встретились самым чудесным образом и пошли, куда глаза глядят. А глядели они на магазин «Out of Line», где следующим днём у нас по плану была автограф-сессия BlutEngel. Русским туристам всегда везёт на приключения, поэтому решили разведать маршрут сразу, заодно и поболтать по дороге.

Сказка сказывается

Наш путь пролегал мимо Kesselhaus’а, нынешней концертной площадки Теней. Решили по пути зайти в эти дворики и посмотреть на локацию при свете дня. Пока делились предвкушениями и фотографировали вывеску, я заметила, как слева остановилась машина, и из неё высадились… Юлиана и Андре в компании Бенни Челлини. Как мы удачно зашли-то :-) Надо подойти, поздороваться, хотя бы. Проходим мимо, я, как ни в чём не бывало: «Привет, Тени!» Ребята в ответ: «Приве-е-ет!» Юлиана нас сразу узнала, мы ведь все уже виделись раньше, только в разных местах. Поговорили с ней про наши билеты на концерт — Сюзанна, коллега Ларса по Шэдоуплею, должна была отдать их мне ещё 13-го, но то ли забыла, то ли оставила до дня «икс», а я её и не узнала в лицо %) Юлиана заверила, что она обязательно придёт и отдаст нам билеты, хотя сами ребята нас так и так пропустили бы, я думаю)) Юлиана спохватилась: «О, у тебя ведь интервью продолжается сегодня?» Как они все в курсе дел друг друга, круто)) «Да, — говорю, — и я собиралась прийти, не знаю, часов в пять, может, чуть раньше…» — «Приходи где-то в четыре, мы будем репетировать, чтобы точно всё успеть, потому что запуск в шесть…» — «Отлично! Мы придём :-)» Поулыбались и распрощались до скорого. Случайности не случайны, да.

Разведка магазина Out of Line прошла успешно, нарезали несколько кругов по подземным переходам Alexanderplatz (я же говорила, место плутаний №1))), посмотрели на советскую архитектуру на площади Frankfurter Tor, пообщались с очень милым дядькой на кассе, понегодовали втихомолку, что желанных релизов не оказалось даже там… да и пора было обратно. Точка встречи — 16:00, Kesselhaus Kulturbrauerei.

Русский саппорт в режиме «like a boss»

Итак, мы снова здесь, стоим перед клубом и гадаем, какая из этих дверей ведёт внутрь. А что гадать, надо брать и дёргать)) Помнится, когда в августе я околачивала пороги Кессельхауса в поисках кассы, все двери вели в сам зал, куда-то в область закулисья, где мне никто так толком и не сказал, где продают билеты. Кассу, в итоге, я всё же нашла, но билеты на Теней мне тогда не продали: за полгода до концерта их просто не было физически. Но то было летом, а сейчас все эти многочисленные двери были закрыты. Хотя нет, не все… Вот коридорчик между залами, наверно сюда. Там же встретили двух туристов невесть откуда, которые даже вовсе не на концерт пришли, а сами запутались в дверях)) В любом случае, мы вошли… И перед нами развернулся Кессельхаус во всём своём предпраздничном великолепии. Лучи от прожекторов скользили по ещё пустому залу, туда-сюда сновали звуковики и операторы, а главное — всё пространство до единого вздоха было заполнено музыкой, т.к. репетиция Теней была в разгаре, и все ребята были перед нами на сцене, как на ладони.

Не зная, куда податься, мы встали неподалёку от выхода у железной лесенки. Через пару минут к нам подошёл охранник и спросил, кто мы и зачем мы. Объяснять на иностранном языке о нашей специфической цели было невозможно при таком грохоте, и я показала жестами: «Слишком громко. Пойдём, выйдем». ;-) В том самом коридорчике, откуда мы пришли, я и рассказала, что у нас интервью, что группа пригласила нас прийти пораньше. Охранник тут же вкурил и сказал, что всё окей. Возвращаюсь к Юле, но не успели мы погрузиться в происходящее, как к нам подошёл менеджер тура с тем же самым вопросом. Дубль два, «пойдём, выйдем». ;-D Объяснила, рассказала. Менеджер с готовностью подтвердил, что всё схвачено и что нас обязательно позовут. Я поинтересовалась заодно, почему весь тур был отменён. Менеджер пожал плечами: «Я не знаю, это не моё дело. Вот будете с группой разговаривать, у неё и узнаете». Если б это ещё было так просто спросить, герр менеджер… Снова возвращаюсь внутрь. Встретился Ларс, поздоровались с ним, чуть-чуть поговорили в паузе между песнями, я передала горячие приветы от Лены, он был очень польщён :-) Ноги уже начинали уставать, и мы переместились левее от сцены и уселись не то на ящик, не то на усилок, в общем, что-то чёрное и техническое)) Техподдержка продолжала сновать туда-сюда, в какой-то момент увидели среди них Бенни и Штольца, не могли не зафоткать на память.

Группа настроилась окончательно и разыгралась с новой силой. Мы решили: будь что будет, такие исторические моменты надо заснять! Не знаю, как к этому отнеслись музыканты, Норман периодически поглядывал в нашу сторону, но Свен, заметив камеру, заулыбался и помахал нам :-) Мои руки были заняты съёмкой, поэтому оставалось только так же широко улыбнуться и покивать в ответ)))

Диалоги, диалоги

Где-то в середине действа пришла Сюзанна, я не ожидала, что она такой няшной внешности! Мы знали её только по аватарам на Фэйсбуке, там был словно другой человек. Люди меняются, да… Сюзанна отдала нам наши билеты, а кроме них ещё и наши шэдоуплейские посылки. Я втайне надеялась, что они догадаются отдать нам их в Берлине и сэкономить на пересылке — и точно ;-) Сюзанна ушла, а мы остались болтать, снимать и наслаждаться моментом. Репетиция незаметно подошла к концу. Сидели, разглядывали стены клуба и закрытый бар рядом с нами, строили хитрый и весёлый план, как отжать раритетную Homeless-футболку у одного из техников… Тут к нам подошёл тот самый менеджер и сообщил, что всё готово к интервью и, мол, «идём за мной». Я на всякий случай уточнила, что Юля — мой фотограф (как бы мажорно это ни звучало :D ), на что менеджер невозмутимо ответил: «Нет проблем!» Путь лежал через огороженный коридор, далее через бэкстейдж (точнее, его начало, т.к. там, похоже, лабиринты были покруче галереевских), где в тот момент были Ларс, Норман и ещё кучка народу, оттуда по железной винтовой лестнице — куда-то на верхотуру. Лестница кончилась маленьким почти чердачным помещением, где стоял белый диван, столик и два стула. Свет падал со стороны лестницы, в темноте ещё виднелась чёрная дверь, очевидно, закрытая. «Свен сейчас придёт», — сообщил менеджер и покинул нас.

Мы примостили все вещи у стены и, во всех смыслах, приготовились к встрече. И наш герой дня вскоре появился — и даже сам приобнял нас по очереди, что было невероятным знаком респекта с его стороны… Большой, тёплый, добрый герр Фридрих, мы так тебя ждём, всегда ждём :-) Расселись, начали беседу. В этот раз у нас было намного меньше времени — едва ли не полчаса, чтобы закончить интервью. К тому же, обстановка была больше тет-а-тет, без коллег по группе или команде, и вопросы были серьёзнее, и ответы на них. Но даже так мы нашли, над чем посмеяться, да и не раз ;-)

Проговорили бы, на самом деле, ещё долго, но пришёл Ларс, снова с новостями. «Ларс, ты к нам присоединишься?» — «Нет, я пришёл напомнить, что до запуска десять минут». — «Десять минут??» — хором воскликнули мы со Свеном. «Жаль, надо заканчивать, я боюсь…» — обеспокоенно сказал Фридрих. Я решилась резко сократить интервью и перейти к концовке — именно так, как я её и задумала. Удалось! Смею верить, впечатления у Свена остались самые положительные, я даже закинула удочку как-нибудь побеседовать ещё :-) И вот, он покинул площадку. Мы, немного погодя, тоже спустились к выходу, выскользнули с бэкстейджа и, ещё немного побродив по залу, заняли места у сцены.

Шоу начинается — часть первая

Потихоньку стали подтягиваться шэдоуплееры. Я выяснила у них, где был гардероб, 50 центов — и руки свободны. Сумки и оставшиеся вещи сложили прямо на краю сцены, как здорово в первом ряду :-) В первом ряду… Мы на Dreadful Shadows в первом ряду!! Неужели ещё одна мечта исполнится сегодня)) Увидела ещё несколько знакомых лиц, поздоровалась. А вскоре к нам вновь присоединилась Лаура, наша испано-берлинская подруга, с ней и проболтали до самого начала, гадая, ЧТО же это за предварительный-концерт-спецом-для-фанклуба.

Pre-Gig:

1. Drowning Sun
2. Vortex
3. Hurt
4. This Is the End
5. Stained Earth
6. Funeral Procession

Но вот уже на сцене стоят наши любимые музыканты, в том числе и гости — Бенни и Штольц, и Свен пытается донести до нас, что «сегодня мы играем эту подборку по нескольким причинам. Например, песни, которые мы ни разу не играли… Или песни, которые ни разу не репетировали». Норман вполголоса: «Ну да, конечно». Публика покатилась от смеха: герр Фридрих, наш «мастер метафор и отмазок», всегда несёт со сцены что-то ноосферическое)) Причину, по которой выбрали The Drowning Sun, я так и не поняла, не такая уж она и редкая, но… какая разница, когда такая отличная песня и когда встречают на ура :-) По поводу The Vortex как раз пояснил, что она из категории неотрепетированных, что они её играют вообще редко и вспомнили про неё только вчера. Аудитория снова рассмеялась, впрочем, мы только и делали в тот вечер, что смеялись на ремарки… у нас тут своя атмосфера, типа, ага))) Но эту песню я так люблю, что для меня это стало отличным сюрпризом.

Потом последовал Hurt, категория всеми любимых каверов, правда, я всегда довольно ровно эту песню воспринимаю, но так хорошо играют всегда… Технические заминки, здра-а-авствуйте. На сцене не оказалось шпаргалки с текстом, Свен притормозил музыку и слегка нараспев позвал: «Штиллер?» Это мужик, ответственный за сцену, и тут мы поняли, что Штиллер огребает))) Но он метнулся мангустом и текст положил. Посмеялись, начали снова. Но в этот раз Свен прощёлкал место, где должен вступать вокал, Бог троицу любит, начинаем снова))) После прозвучали две новые песни — уже не в акустике, а в нормальном, гитарном звучании. Я, по ходу дела, была единственным человеком, который не только записал себе эти песни двумя днями ранее, но ещё и более-менее попытался текст разобрать)) Поэтому все слушали, а я ещё и подпевала по возможности и просто кайфовала от музыки, от момента, от всего))

Завершила подборку Funeral Procession, о которой Свен сказал так: «Нас долгое время просили исполнить эту песню, я, честно, даже не знаю, почему именно её *смеётся* ну, да ладно. Просили — исполняем». Публика рукоплескала. Отличный получился семейный концертик, разогрев имени себя :-) Ребята поблагодарили всех, кто смог выбраться на этот мини-концерт, и удалились, а зал начал медленно, но верно заполняться обычными посетителями.

Шоу продолжается — часть вторая

Казалось бы, концерт — это и есть основное действо, про которое надо писать, но у меня внезапно кончились слова, и концерт оказался, скорее, приятным завершением всей нашей берлинской операции)) Я ранее уже продумывала для отчёта пафосные фразы и метафоричные строки, ждала этого накала, когда смогу прикоснуться к этим страницы истории, увидеть сквозь завесу теней, подслушать в замочную скважину на дверях лабиринта… Я шла туда в полной уверенности, что буду реветь в три ручья на особенно любимых песнях или в финале. Но я встретила там настолько добрую атмосферу, настолько воодушевлённых людей, которые просто занимаются самым любимым делом в жизни — пишут и играют музыку, что сама заразилась этим позитивным настроением. «Страшные тени» — и светлые чувства, нонсенс? Реалии :-)

И в самом деле, какой там реветь, когда вся сцена перед тобой залита светом, проекции на заднем плане показывают причудливые образы, когда музыканты жгут ТАК, как совсем не ожидаешь от группы, которая за свою историю уже успела распасться и целых два раза возродиться. Каждая песня — как праздник. Концерты учат жить моментом. Когда играет интро, когда всё только начинается, ты изо всех сил пытаешься заставить себя забыть о том, что «и это пройдёт». Концерт — это шанс испытать мощную синергию. Когда абсолютно ВСЕ в зале настроены на звучащую песню, поют хором и танцуют хором. Я стояла прямо напротив Юлианы, и я видела, насколько она на волне всего происходящего! Она мне потом так и приписала к автографу: «Спасибо за крутую улыбку в первом ряду! :-)» А я, и правда, проулыбалась полконцерта)) Поёт-поёт Свен, например, а сам поглядывает на Юлиану или на Нормана и улыба-а-ается, вспомнив какие-то попутные приколы. Или подходит, например, Йенни к Андре, или оба встают рядом с Бенни и Штольцем, и начинается аццкий рок-н-ролл, ребята играют, трясут башкой, строят из себя нефиговых звёзд и неприкрыто смеются друг над другом))) Или вспомнить A Better God… меня так пробрало от этой песни после записи с WGT 2012, и я меньше всего ожидала увидеть такую картину: стоит себе Свен у микрофона, весь в образе, поёт, а за его спиной Юлиана и Норман начинают придуриваться. «You lip… stick… is smeeeeared…» — и ребята ритмично проводят рукавом по губам, будто иллюстрируя размазанную помаду, о которой говорится в строчке)))

Set Fire to the Rain — я считаю, отличный выбор! Хотя на Фэйсбуке народ начал ворчать, мол, перепевать мэйнстрим — это неприкольно. А когда в 99 году перепели знаменитый Twist in my Sobriety, это был не мэйнстрим разве?)) Версия получилась бесподобная, это ли не главное. С такими красивыми голосами я бы всё, что угодно, наверно, слушала. Новые песни тоже пошли на ура. Хотя после концерта мнения разделились, но для 100%-й уверенности всегда нужна альбомная запись…

Что по-настоящему порвало зал, так это Dead Can Wait. Вы верите, что этой песне 20 лет? Я тоже нет))) Зал ТАК пел, танцевал и хлопал, что удивлялись даже на сцене, а уж они-то всякое видали)) Без моего вклада тоже не обошлось ;-) Когда, например, продолжаешь хлопать и с энтузиазмом смотришь на соседей, они подхватывают, и вскоре хлопает уже весь зал ;-) Праздник же!

Был особенный момент на Homeless/Cyber. Ещё до концерта я говорила со Свеном о том, что в этой песне есть две строчки текста, которые не прописаны вообще нигде, и часть поётся так нечётко, что не разобрать… «And all my (???) are senseless…» Свен задумчиво: «Знаешь… я не помню. Я помню текст песни, только когда пою его. Но я потом посмотрю и скажу тебе обязательно!» Я подумала, что про слова можно благополучно забыть. И вот Homeless звучит со сцены, и я гадаю, прозвучат эти строчки или нет… И они звучат. Более того. Свен подмигивает мне со сцены и произносит их особенно отчётливо! Чудеса случаются, да))) «And all my PRAYERS are senseless…», боги, я столько лет не могла понять этого слова, стыдоба-а-а)))

На The Cycle всё же прослезилась, немного — от мыслей о том, как меня в своё время поразила эта композиция, о том, как прошли эти чудесные сутки, о том, что всё, это конец. Моё (не)счастье было в том, что сет-лист лежал на сцене как раз перед моими глазами, и я видела, сколько выходов у них было запланировано. И The Cycle был последним. Самым-самым последним. Почти… Потому что после того, как толпа упрямо простояла, хлопая и улюлюкая, ещё минуты три, Штиллер выбежал и разложил для музыкантов ещё одну шпаргалку. Ещё один бис, незапланированный! Ребят встречали с таким жаром, словно они вернулись из дальнего странствия. Это был триумф, это была любовь.

Постконцертные приключения

Сцена опустела, но вскоре вновь заполнилась — уже техниками. Один из них отодрал от сцены сет-лист и кинул в зал, листик был тут же мной подхвачен, припрятан и унесён :-) Я встретила ещё несколько товарищей (Таня, ты чудесный человек! Надеюсь, мы ещё увидимся…), постояли и поболтали интернациональной компанией. Время шло, народ ждал артистов, а артисты не появлялись, хотя мы понимали, что после такого ударного концерта отдых жизненно необходим. Внезапно я заметила Рона, который пересекал зал у противоположной стены. Только и успев бросить товарищам: «Там Рон, я пошёл!», я кинулась догонять барабанщика. У меня с собой был кое-какой стафф, который я обещала подписать друзьям, и стоило узнать хотя бы, ждать нам всех или не ждать. Нашла Рона у звукового пульта беседующим с какой-то девушкой. Я дождалась паузы в их разговоре, поздоровалась и задала свой вопрос. Рон, прикинув что-то в мыслях: «Хм-м… А ты откуда?» Я: «Из России!» Видимо, это слово обладает каким-то магическим эффектом на европейцев))) Рон, ещё загадочней: «О-о-о! Хм-м-м… » — ухмыльнулся и пошёл))) Я за ним: «Рон, ты куда? Ну, так что там как?» Он только оглянулся и всё с той же улыбкой поманил, мол, «за мной!» Пока шли по коридору, в одной из дверей мелькнул… Ману из Zeraphine! Я и пара техников хором воскликнули: «Ману!!! Что ты здесь делаешь??» Но Рон уверенно вёл меня вперёд, и так я снова оказалась на бэкстейдже, где уже сидели Ларс, Свен, Норман, Штольц и пара незнакомых рабочих, и Рон встал такой радостный, мол, вот, привёл xDDD Я была готова провалиться сквозь землю, это честь, конечно, но я не хотела навязываться. Свен только глянул вполне дружелюбно, мол, «о, снова ты)))» Но я была в шоке от того, как он выглядел. Перед концертом со мной беседовал смешливый, бодрый и деловой красавец. Здесь же он был просто полный ноль. Под глазами появились круги, взгляд немного расфокусирован, движения замедленны. Просто человек — отработанный материал. Я извинилась, подписала, что надо было, и уже собралась уходить, как в комнату вошёл Ману. Все ребята ушли в зал общаться с народом, а Ману воспользовался моментом и сел на освободившийся диванчик. Я не могла не подсесть к нему и не поговорить о том-сём, я же журналист, или как? :-D Немного погодя, вернулся Ларс, мы с ним обсудили кое-что по поводу наших шэдоуплейских публикаций, а в этот момент вниманием Ману завладел кто-то из его знакомых из команды. Зашёл Штольц (Letzte Instanz), поговорила с ним, и снова это волшебное слово «Раша» — скрипач пришёл в восторг, рассказал, что ему очень понравилось в Москве, и накорябал мне целое послание :D

На бэкстейдже было хорошо, но весь народ был в зале, поэтому я распрощалась со всеми, кто там был, и направилась к выходу. Фразу «уходя, гасите свет» уже можно переиначивать в «уходя, творите бред» :-D Я умудрилась уронить авторучку, вернулась, подняла, посмеялись с ребятами. Помахала всем напоследок и ушла, наконец. И за спиной уже слышала, как техник сказал вполголоса: «Хорошенькая…», Ману отозвался: «Ага…» Я чуть не подавилась от смеха, но виду не подала)))

В зале народу стало заметно меньше, охранники постоянно ходили и мягко настаивали на том, что клуб закрывается и что пора домой. Я, походив кругами и поспрашивав знакомых, нашла всех, кто мне был нужен, под конец снова встретила Лауру, и мы с ней немного поговорили с Юлианой. Не хотелось уходить, совсем не хотелось… Тут охранник нас тактично похлопал по плечу и вопросил: «А вы забрали свои вещи? Гардероб закрывается». Мы с Лаурой подорвались и побежали за вещами, так вовремя! По факту, мы последними свои куртки и забирали)) В фойе вместе с другими людьми встретился Йенни, Лаура оделась и пошла с ним фотографироваться. Я вспомнила, что не попрощалась со Свеном, и полетела к залу в надежде, что клуб ещё не закрыли. И снова: так вовремя! Весь зал уже был полностью отгорожен, в дверях герр Фридрих разговаривал с кем-то из фанов, но вот и счастливый фан ушёл, и охранник потянулся закрыть дверь, и мы со Свеном снова хором: «Не-не-не, не закрывай!!!» Охранник поморщился, но дверь оставил. Я вновь поблагодарила Свена за встречу, за внимание, за всё-всё. Извинилась за то, что наш проект по открытию русскоязычного фансайта до сих пор стоит — сейчас просто некому и некогда этим заниматься. «Вообще не проблема», — отвечает Свен, мол, не переживайте)) Решили с ним, что обязательно ещё увидимся — где-то, как-то. Обняла свободной рукой, поцеловала в щёку. Он поблагодарил за поддержку, заверил, что останемся на связи. Попрощались. И между нами закрылась дверь Кессельхауса.

В глубоком шоке

Вышли с Лаурой на улицу. Минут пять просто постояли и отдышались, редко переговариваясь друг с другом. Мы чувствовали абсолютно то же самое. Ощущение преходящего волшебства, причастности к чему-то особенному, общение с такими важными для тебя людьми. Всё это было… было только что. Но пора по домам. Мы дошли до большого перекрёстка Prenzlauer Berg и простились до следующего дня — нам с ней просто необходима была ещё одна встреча, нам было мно-о-ого, что обсудить. Я поплелась в свой отель. Задумавшись, прошла несколько лишних домов, пришлось возвращаться. И что ещё ты можешь сделать, когда приходишь домой опустошённый морально и физически, но совершенно счастливый? Верно: упасть на кровать и залиться слезами. Но тут меня настиг ещё один шок. Я решила переслушать нашу заключительную часть интервью, как злополучный аппарат мне показал, что файла нет. ЧТО??? ФАЙЛА НЕТ??? Нет, не может так быть. Ни одного слова не сохранилось??? Ни одного звука??? О горе, горе!! Первая мысль пронеслась, что всё было зря, неужели? Но вовремя включилось рацио и сказало мне: быстро взяла вопросник и вперёд, писать по памяти. Что я и сделала. В состоянии аффекта можно вспомнить многое, мне удалось зафиксировать 70–80% информации. Что-то будет случайно вспоминаться и теперь. Вероятно, моя ошибка, кривые руки в плане пользования техникой… или сбой в диктофоне, я не знаю… Но беседа сохранена — теперь, и это главное. Словно очередной урок мне от жизни: лови момент, но не теряй головы.

Не знаю, как я вообще смогла заснуть в ту ночь после такого разброса эмоций, но в новом дне меня ждали новые встречи: утром Юля, днём Крис Поль, вечером Лаура. И — Берлин, Берлин, Берлин. Вообще эти дни позволили мне посмотреть на Теней с самых разных сторон и немного изменили моё отношение к группе — я думаю, к лучшему. Ток-шоу 13.02., наши беседы и концерт 15.02. позволили увидеть этот феномен как в диахронии, то есть всю их историю, их прошлое, их развитие, так и в синхронии — такими, какие они существуют на сегодняшний день. Если раньше Dreadful Shadows казались мне закрытой самостоятельной музыкальной системой, которая замкнулась на смене тысячелетий и в которую мне нет доступа — потому что я слишком молода или слишком поздно узнала о них, то сейчас я вижу это по-другому. Тени — это музыкальный абсолют. Это базис всего, на который уже нанизались Zeraphine, Solar Fake, Herzfeind и все прочие побочные акты. И этот лабиринт до сих пор открыт для всех, он не имеет времени, не имеет единого маршрута и, наверное, бесконечен вовсе. Тени никогда не будут играть так же, как 15 лет назад — для этого пришлось бы сбросить 15 долгих, насыщенных лет жизни. Но они сейчас живее всех живых. Они никогда не умирали. И я счастлива, что мы живём с ними в одно время и можем наблюдать, как старые тени ложатся на новые стены — снова и снова.