Тени: Великие и Ужасные

Часть 2

Берлин, Германия
1 декабря 2013

Автор: Виктория ‘Torrie’ Сигеева

Приехав к полудню домой в Берлин, я связалась с Тобиасом, чтобы узнать, когда он собирался в клуб. Ему предстояло ещё работать, а к клубу он приедет к пяти. Спать удивительным образом не хотелось, я привела себя в порядок и пошла гулять. Разведала территорию вокруг отеля. Добрела до Frankfurter Tor и побродила там. И всё было бы ничего, если б не воскресенье… Жизнь останавливается, магазины закрыты, людей мало, да ещё и темнеет рано, да и покушать бы надо чего-нибудь… Выпить бы хотя бы кофе. И, как назло, ни одного нормального заведения поблизости. И холодает. Ходила по пустынным улицам и тихонько пела Dreadful Shadows себе под нос.

       

Приходит смс от Тоби, что всё идёт по плану. У меня достаточно времени, но я отправляюсь к клубу немедленно, т. к. ждать сил больше не было. И с каждым шагом по направлению к Постбанхофу сердце колотилось всё сильней и сильней, будто я кофе в тот день хлестала литрами. Что-то должно произойти. Что-то ещё более невероятное, чем во все прошлые разы.

Постбанхоф похож на лабиринт: в его стенах располагается, как минимум, три заведения. Найти бы ещё клуб Fritz, где должны быть наши. Пока я разобралась с указателями (спасибо немцам хотя бы за них!), стемнело уже так, будто была уже поздняя ночь. У клуба ни души. Стою, жду. Выползла покурить одинокая дамочка, и я решила заговорить с ней. Тобиаса она не видела и даже особо не знала, что там происходить должно было. Пока я размышляла, чего бы осмысленного сказать ей в ответ, Тобиас прибыл размашистым шагом, вооружённый объективами и в любимой бейсболке. Поздоровались все, Тоби быстро переговорил с дамочкой, выяснил, что ещё ничего не начиналось толком, и заявил, что в таком случае надо сходить выпить кофе. Снова про кофе! Этот напиток стал просто ключевым образом для всех моих приключений в этот раз, ей-богу))) Изрекаю с сомнением: «Но я шла сюда, всё закрыто было…» — «Места знать надо!» — хитро парирует Тобиас и ведёт меня переулками клуба.

«Я тут думала, почему Свен согласился на работу с Dreadful Shadows снова, он же столько раз говорил, что нет, никогда». — «Да мне тоже это странно. Не знаю, может, им просто нужны деньги… Я ещё не знаю, зачем он мне так рано приходить сказал, я ещё переспрашивал на всякий случай… О, мы пришли». Тобиас открывает тяжёлую дверь… Пустой зал Постбанхофа, море света, вечные звуковики — и на сцене Норман, Йенни и Андре, да все при инструментах, не может быть! Кажется, Рон тоже там был, но уже не помню, из-за барабанов не видно)) Ребята увидели нас и расплылись в улыбках. Тобиас пожал всем руки, я не удержалась и протянула Андре свою лапу тоже, помахав остальным, в том числе и Юлиане, которая сидела вместе с подругой-журналисткой недалеко от сцены. «Пошли, — говорит Тоби, уводя куда-то за кулисы. — Нам наверх… Вот по этой лестнице лучше не ходить, когда ты выпивши, я тебя предупредил))» — «А ты уверен, что мне сюда можно?» — «Почему нет-то, забей, пошли!» Миновав ещё пару ответвлений лабиринта, оказываемся в главном коридоре с кучей дверей, Тобиас уверенно сворачивает налево в одну из них.

Я узнаю комнату мгновенно: кажется, я уже видела её на каких-то фото, вроде бы у тех же Zeraphine в старые добрые времена, а, может, у кого-то ещё… Здоровенный фикус в углу, низкий квадратный столик, диваны по периметру, и на одном из них в гордом одиночестве сидит Свен, по-видимому, медитирует. Он будто даже и не удивился, что мы с Тобиасом заявились вместе. Неторопливо встал, поздоровался с нами. Тоби свалил всю аппаратуру вместе с курткой в угол, то же сделала и я со своим пальто. Я на всякий случай спросила ещё раз: «Ты уверен, что мне можно тут располагаться?» — «Да стопро, щас вещи оставим, пойдём кофейку попьём». Оглянулся на Свена: тот уже снова уселся, стараясь примоститься поудобнее. «Свен, я точно должен был так рано приходить?» — «Конечно, фоткать будешь». Я чувствую, что совсем скоро провалюсь под землю вместе с сердцем, колотящимся уже где-то в районе желудка, и решаю озвучить и свою цель тоже: «Ну, а мне надо обговорить те вопросы, которые вчера не успели…» После этого герр Фридрих сделал потрясающую вещь. «Блин, всё работа да работа…» — простонал Свен и, бурча что-то на полусонном дойче, упал лицом в диван. Тоби по-отечески пронаблюдал это действо, кинул мне: «Пошли пить кофе», и мы оставили несчастного, который как раз в тот момент старался втащить на всё тот же диван свои длинные ноги.

Кухня оказалась просторная, с огромным столом посредине. Мы обшарили всё по периметру. Кофейник нашёлся, да только не нашлось молока, а чёрный кофе я не люблю. У меня с собой был батончик мюсли, и я уже собралась с духом его умять — обычно в моменты больших волнений я не могу ничего есть вообще, это не есть хорошо, но я не могу по-другому. О чём-то начали говорить, но наш поток мыслей перебил герр Фридрих, который появился, как ни в чём не бывало, налил себе супчику и уселся прямо напротив нас. «О чём ты хотела поговорить?» — спросил Свен, уплетая супчик и глядя на меня самыми честными в мире глазами. «Давай потом!» — мне было ужасно неудобно из-за того уже, что мы из дивана его выдрали, а ещё и от обеда отвлекать… «Окей, конечно», — и Свен переключился на Тобиаса, выспрашивая у него, где он и как он сейчас трудится. Несмотря на то, что Тоби приходил на октябрьский концерт Solar Fake, пообщаться им там так и не удалось, а видятся товарищи редко. Впрочем, с одним вопросом я всё-таки встряла, иначе была б не жизнь. «А тут есть молоко?» — «Да, должно быть, посмотри в холодильнике». — «В холодильнике…» — мы с Тоби переглядываемся и начинаем дико ржать. Этого монстра, т. е. холодильник в углу, мы и не заметили!!! Свен оперативно доел, сказал, что идёт вниз, и исчез. Через пару минут мы последовали его примеру, захватив только камеру по дороге, и снова пошли по лабиринтам Постбанхофа — теперь уже в обратном направлении.

Мы в зале. Тени на сцене в полном составе: ребята рубят музыку, Юлиана пританцовывает всё в той же соларфэйковской толстовке, Свен наблюдает чуть издалека. Позже и он присоединился к компании, и они стали настраиваться уже с вокалом. Но Свена всё время что-то не устраивало в настройках микрофона, он постоянно пробовал петь разные фрагменты, свои и чужие, успевал отпускать попутные шуточки.

Внезапно начали Funeral Procession. В этом туре у песни странная судьба: она включена в сет-лист каждого концерта завершающим номером, но за весь тур она так ни разу и не прозвучала. Не нравится она Свену, как он обмолвился в Ганновере, сопровождая это своим очаровательным смешком. «Ну, она такая… дурацкая. И настроение не то, и текст какой-то, ну… не нравится, в общем». И на репетиции это читалось во всём: и как он морщился в процессе, и как небрежно повисал на стойке то так, то этак, и всё равно неудобно, и как тут слова забыл, и тут тоже, ай пофиг, ребят, ну вы поняли, мы это играть не будем.

В процессе дверь в зал открылась, и из неё прилетел чемодан. И ещё один. И ещё один большой ящик буквально вполз, волочимый гитаристом Army of the Universe. Итальяшки начали сновать туда-сюда со своей аппаратурой и сваливать её прямо посреди зала. Я помахала им рукой, они узнали меня с ганноверского концерта, воодушевились и показали жестами, что «рок-эн-роль» и что всё супер-супер))) В этот момент Тени начали играть Futility, и я слегка выпала в подпространство. Я даже не думала, что ещё когда-нибудь удастся побывать на репетиции Теней после февраля… Тобиас украдкой щёлкнул меня, потом ходил и постоянно хвалился мне, что это его лучший кадр за день)) В конце концов, только с такими глазами и слушать Dreadful Shadows, да.

Я очнулась, когда музыка стихла, а на сцене уже почти никого не было. Я нашла Тоби, который стоял и пересматривал отснятые фото, и он снова позвал меня наверх, махнуть ещё по кофейку. Добрались до бэкстейджа, он снова забросил объективы в угол, и мы прошествовали на кухню… где уже сидели Андре и Йенни :-)

Андрюшка тут же принялся бомбардировать меня репликами: и как ты поживаешь, и как настроение, и как здорово тебя снова видеть, а приедешь ли на оба концерта Solar Fake в России, а у тебя есть WhatsApp, а давай номерами обменяемся, чтобы на всякий случай, оооооооо)))))))))) Номерами обменялись, и он вещал бы и дальше, если б не промелькнул какой-то знакомый, Андре тут же подорвался и исчез в коридоре. Я воспользовалась моментом переспросить то, что Йенни пытался рассказать в Ганновере. Оказывается, The Nuisance была изначально группой Рона, а Рон и Йенни учились в одной школе, в одной параллели, только первый — в классе «А», а второй — в классе «Б», и что это было весёлое время, и — более того — что они все в школе учили русский… Вернувшийся к этому времени Андре это только подтвердил. Тобиас припомнил, что он в свою школьную бытность учил песню «Ой, мороз-мороз»… «А я не знаю этой песни», — недоумённо говорит Андре. «Я что-то не припомню тоже…» — вторит Йенни. «Да ла-а-адно, чуваки, вы не знаете? Я бы спел, да я уже забыл всё и не могу». — «Я могу спеть! — откликаюсь я внезапно для себя, как Фродо, который собрался нести кольцо в Мордор. — Только я плохо пою…» — «Давай же, спой», — ухмыляется Тобиас. Ребята смотрят с искренним любопытством. Я набираю воздуха… и пою первый куплет. Нет, вы только представьте себе всю ситуацию. Путешествую по немецкоязычным территориям. За последний день ни слова не сказала по-русски. И тут… В столице Германии, в клубе Постбанхоф — одном из сосредоточений шварц-сцены, на кухне у Dreadful Shadows я сижу и пою русскую народную, да ещё и получилось хорошо! «Ва-а-а-ау! — Андрюшка приходит в восторг. — Такая русская… такая народная!)) Я реально не слышал раньше». — «Не, я слышал, — задумчиво отзывается Йенни. — Но я бы так не вспомнил. Здорово, здорово».

Пока сидели и общались, в коридоре мелькали лица разной степени знакомости. Самым внезапным образом заглянул Ларс!!! Увидел меня и разулыбался, мол, ка-а-акие люди :-) Я, в свою очередь, чуть не заорала от радости, совсем не ожидала его там увидеть))) Но Ларс тут же извинился и испарился, босс всегда такой занятой, всё время приходит и уходит :-) В какой-то момент заглянул Ким, взял себе что-то из холодильника, но я впала в ступор и даже не нашлась, что ему сказать, только поздоровались, поулыбались друг другу и всё. Андре привёл каких-то приятелей, усадил к нам, потчевал их кофейком и всячески развлекал разговорами. Но и они все вместе с Йенни перетекли обратно в гримёрку. Заходила ещё пара каких-то мужиков, потом ещё какие-то девки, которые искали ребят из Army of the Universe, потом ещё курьер, который притащил пиццу, роллы и ещё гору коробок со снедью. Мы с Тоби сверили часы и решили, что пора вниз. Только… сперва обратно к ребятам — за объективами)) В комнате уже был аншлаг, и Тени потихоньку готовились к выступлению. В кресле восседал Ларс, я наконец-то поздоровалась с ним по-нормальному и пообнимала при этом :-) Музыканты вились вокруг стойки с одеждой, Свен стаскивал с себя свитер, под которым обнаружилась тёмно-серая футболка, Норман завязывал шнурки, Рон искал что-то в холодильнике, и мы быстренько ретировались. В коридоре между лестницей и залом столкнулась с Андре. «Торри, у тебя есть пропуск?» — «Какой пропуск?» — «Пропуск на бэкстейдж». — «Да откуда же». — «На, держи, — гитарист снял проходку у себя с пояса. — Теперь ты можешь тут везде бродить! Ещё увидимся!» И Андрюшка, улыбаясь до ушей, скрылся на лестнице. Впрочем, была моя очередь улыбаться, хотя это больше напоминало миллион в лотерее: ну, выиграл ты, и что теперь с этим делать xDDD Проходка слишком маячила на шее, поэтому я привязала её к пояску и пошла исследовать холл, который так и не посмотрела, пропустив обычный запуск.

Встретилась Лаура, позже и Тобиас. Изрекаю: «Мне нужно выпить». — «Как??? Ты же не пьёшь?» — «Только в особые моменты))» Мне, в самом деле, хотелось немножко себя раскачать, плюс исследовательский интерес, буду ли я плакать хотя бы на этом концерте. Отошли к барной стойке, взяли все трое по пиву. Оно оказалось невкусным, но не оставлять же. Тобиас рассказал свою любимую историю о том, что два раза в своей жизни видел Свена супер-эмоциональным. «Первый раз — когда Zeraphine утвердили в тур с HIM в 2004 году. Он мне названивал и не успокаивался: „А-а-а! Я буду разогревать HIM! Я буду разогревать HIM!!!“ — смеётся Тоби. — А второй раз через год, когда моя знакомая устраивала концерт The Cure в Берлине. Вы же в курсе, что он большой фан? Ну, я не могу сказать, что это был прям очень хороший концерт, но… У знакомой не было контактов, и она и говорит мне, мол, позвони Свену, скажи, что всё срослось. Я и звоню: „Чувак, знаешь что?“ — „А?“ — „Вас утвердили на разогрев The Cure!“ — „ЧТО-О-О-О-О????? ДА ЛАДНО!!! А-А-А-А!!!“ А потом ему пришло официальное подтверждение, он мне снова названивал и орал: „Я буду разогревать The Cure!!! Нет, ты прикинь, я буду разогревать The Cure!!!“ Я так ржал с него!» Тем временем на сцене стали выступать Army of the Universe, и Лаура помчалась занимать место у сцены. Тобиас прислушался… состроил лицо типа: «Как это дерьмище можно слушать?», я сочувственно кивнула, и мы пошли в курилку. Там встретился кто-то из его знакомых, и мы простояли почти до самого конца разогрева, обсуждая шварц-сцену, WGT и другие фесты. В какой-то момент я услышала, что итальяшки играют последнюю песню, оставила ребят и тоже ушла пробиваться в первые ряды.

Настроена сцена, погасают огни, выходят Тени, и зал взрывается восторженными криками. Когда бы они ни играли дома, т.е. в Берлине, это всегда проходит и ощущается по-другому. Порядок песен тот же самый, но я не помнила его, хотя видела сет-листы из других городов. И снова: что я могу сказать о шоу? Немного, но это было лучшее выступление ДШ из всех, что я видела! Ребята выкладывались не на сто, а на все двести процентов, как будто играли в последний раз. Я уже третий их концерт (уже по традиции?)) стояла напротив Андре и Юлианы. Пела практически всё. Свен летал по всей сцене, пел с экспрессией, по обыкновению мучил стойку, переглядывался с ребятами, попутно угорая втихомолку, как вышеупомянутая парочка флиртует на сцене. И вот этот человек был овощем три часа назад? И вся эта энергия — на одном супчике? Поразительно же!))) Правда, я не могла не отметить и того факта, что Свен пользовался каждой возможностью позависать на заднем плане, когда играли более-менее длинные инструментальные фрагменты.

Публика принимала потрясающе, а на Twist In My Sobriety всенародная любовь достигла пика, и, казалось, зал пел весь без исключения. Beyond the Maze всё-таки развела меня на слёзы: много моментов связано с этой песней, и для меня она по ряду причин ассоциируется с началом конца для Теней. На моё счастье, никогда не играют Obituary или The Cycle, иначе всё было бы ещё плачевнее — в буквальном смысле слова) Новые песни «Stained Earth» и «This is the End» так и не прозвучали — ни в Ганновере, ни в Берлине, ни в одном из городов этого тура вообще. Андре был прав, и, кажется, на них поставили крест… Интересно, какая была третьей? Не удивлюсь, если «Set Fire to the Rain», но ведь это и не Тени даже…

Между основной частью и бисом люди хлопали, кричали, свистели, как сумасшедшие, и орали «We want more!», как единый организм. И вот последний выход. Futility, стартующая с припева, под которую меня тянет подпевать в любой точке пространства. И этот знаменитый кавер Hurt под конец — как проводник между лабиринтом мира ДШ и обычной реальностью. Ребята кланяются и убегают со сцены. Спасибо вам всем!!!

Народ начал подтягиваться на Zeromancer, а я решила побродить по холлу и немного развеяться. Встретились Ларс и несколько шэдоуплееров, постояли и пообщались немного. Среди посетителей был замечен Рико Швибс, он же скрипач Штольц из Letzte Instanz, тоже пришёл концерт посмотреть со своей дамой :-) Отыскался Тобиас, обменялись с ним впечатлениями об увиденном. Потом герр Зелигер заметил ещё кого-то в толпе (да-да, у него тоже знакомых куча) и пошёл пообщаться, а я села на один из диванчиков. Народ медленно перетекал из холла в зал. Красное освещение создавало ощущение нереальности всего происходящего. В голове была такая каша, что хотелось сказать себе: «Горшочек, не вари!». И тут над ухом раздаётся: «Чего сидишь, грустишь?» Поднимаю глаза: Андре! Он точно стал для меня человеком номер один этого сезона)) «У тебя же пропуск есть, ты с ним можешь вернуться наверх!» — «Но вам ведь надо отдохнуть после выступления и всё такое, разве нет?» — «Ну, Свену, может быть, надо чуть больше времени, чем остальным, но лично я вообще норм)) Предлагаю немножко Зеро посмотреть и пойти наверх. Идёт?» — «Да о чём речь, конечно! Андре, можно тебя обнять?)» — «Ой, я всё ещё мокрый)))» — «Пофиг)))» Андре проронил, что, может статься, это был последний концерт Dreadful Shadows. «В смысле, совсем последний. Ни концертов, ни фестивалей… Больше ничего не будет». — «Ты в этом уверен?» — «Честно? Нет))) Мы же мастера реюнионов. Я не удивлюсь, если мы и через десять, и через двадцать лет будем играть)))» И на этой вполне оптимистичной ноте мы пошли смотреть Zeromancer.

В зрительном зале снова пересеклись с Тобиасом и подоспели как раз к песне «Doppelgänger, I Love You». Стояли с Андрюшкой, приплясывали, подпевали)) Тоби смотрел-смотрел то на одного, то на другую, махнул рукой и пошёл курить. Вскоре Андре предложил вернуться, и тут случился ещё один сюрприз. На выходе из холла мы столкнулись лицом к лицу с… Ману!!! Гитарист Zeraphine снова пришёл, чтобы посмотреть коллег по сцене, прямо, как в феврале. Надо ли говорить, что Андре тут же позвал его наверх за компанию. «А как же я пройду…» — начал сомневаться Ману. «Па-а-ашли!» — уверенно командует Андре и ведёт нас лабиринтами Постбанхофа через ту самую «пьяную» лестницу и бесконечный коридор. Добрались снова до комнаты с диванами, где я и проторчу с ребятами ближайшие два часа! Вот правда, бесполезно планировать, как пройдёт тот или иной концерт, он обязательно пройдёт ещё лучше)))

В комнате сидели Йенни и пара незнакомых человек, впрочем, народ постоянно приходил и уходил, периодически мелькали те же итальяшки, и удивительно, как мы успевали все друг с другом пообщаться на аццкой смеси языков)) Йенни испарился, и мы остались одни с Андре и Ману, последний тут же принялся расспрашивать меня про наш фан-сайт и про то, что он видел его в новостной ленте у кого-то, но у кого?… Предполагаю, что у Solar Fake, потому что только они писали про нас на Facebook. А вот и Свен в проходе мелькнул, что-то напевая мимоходом. Музыканты побратались, будто с сентябрьских концертов прошло два года, а не два месяца. «Свен! Свен, подожди. Ты не постил случайно через Solar Fake про русский сайт?» — «Постил, а что?» — «А, значит, вот где я видел)) Разговариваем тут просто». Поговорили и про Zeraphine и про то, как мне не везёт с их концертами. Пришёл Тобиас. Ману достал табак, и мы поугорали, сравнивая, как будет «самокрутка» по-русски и по-немецки. Пока обсуждали дела табачные, Свен появился окончательно, прошествовал к большому кожаному креслу посреди комнаты и с наслаждением в него упал))

Все разговоры, так или иначе, сводились к Теням, и, пользуясь Андрюшкиной разговорчивостью, я решила выспросить, как он присоединился к коллективу. «Я тогда работал в музыкальном магазине в Берлине, продавал разные инструменты и сам почуть на гитаре играл. И я ещё тогда был толстый!» — «Я помню старые фотки: как два тебя!» — «Да, как два меня!))) И потом Тени пришли ко мне и завербовали в Dreadful Shadows. Есессно, я согласился, и понеслось)) А узнал обо мне Свен, насколько помню. Свен, ты же меня нашёл?» — «Да-а-а-а», — тоном босса доносится из кресла. Андре смеётся и продолжает: «Я когда Свена первый раз увидел, я его чуть не принял за нацика. Знаешь, вот эти кожаные штаны… И вообще, весь этот прикид…» Диалог останавливается, т. к. вся честная компания начинает ржать над кожаными штанами))) «А как вы присоединили Нормана?» — «О-о-о, это была долгая история! — развеселившись ещё больше, вещает Андре. — Сначала к нам пришёл играть чувак с кликухой Руббель. Он был очень странный, а ещё косил под мексиканца. В общем, он поиграл у нас два дня, и мы его выгнали. Томми Хайн сказал: „Ребята, у меня есть отличная идея“. Ушёл, а потом вернулся и привёл за собой Нормана. Он быстро влился в коллектив, и снова: понеслось))» — «А вы знали друг друга раньше?» — «Не-а, вообще нет». — «Значит, это была любовь с первого взгляда?)))» — «Свен, это была любовь с первого взгляда?» — «Да-а-а-а!» — и компания согнулась от смеха, который раз.

В комнату заглянула Юлиана и украла Андрюшку)) Ману устал стоять и сел на пол у свеновского кресла. Я примостилась рядом с ним, а потом и сама села рядом, прямо на пол — диваны всё равно были заняты итальяшками, которые базарили порой так громко, что хотелось их заткнуть, но разве заткнёшь %) А спустя какое-то время и Тобиас переполз к нам со своего места, а то у противоположной стены он себя чувствовал в отрыве от коллектива))

Разговаривали обо всём на свете. О прошедших, предстоящих и планируемых концертах, о России и нашем языке, об именах и сокращениях, снова о самокрутках))) и о чём только не. В какой-то момент я услышала, как Зеромансер внизу играет «The Houses of Cards». Эй, вы же эту песню перепевали когда-то, да? «Да-да, было дело… — Свен прислушивается. — А-а-а-а блин… Я пропустил свою самую любимую песню…» — «Какую?» — «Cupola…» — «А-а-а, я тоже её люблю…» Посидели, погрустили. Тобиас начал рассуждать, из какого языка они взяли это слово, «cupola», что похоже на латинский, наверное… Свен: «Я не учил латинский… Ну, я пытался… Но так и не смог». Я не могла не припомнить ему уэльский, ведь узнать об этом было большим сюрпризом в своё время. «После двух лет изучения я реально мог говорить по-уэльски… Но сейчас — нет, вообще нет». — «У меня то же с французским %) Я учила в школе, но…» — «Не-е-е, французского я не знаю, — угорает Свен. — Но у меня та же история с русским, я учил в школе, но ничего конкретного уже не помню».

В комнате нарисовался Норман, и я подарила ребятам по своей книжке. В конце концов, не зря же я так долго и вдохновенно переводила и рифмовала Dreadful Shadows в далёком уже 2009-м… Не важно, что на русском, и не важно, что там стоит моё настоящее, то есть русское имя… «Вы всегда раздаёте тучу автографов для фанов, можно я теперь подпишу для вас?» — «Да, конечно!» — ребята просияли. Подписала обоим с великим чувством завершённого квеста. Андре с Юлианой да Йенни уже получили по экземпляру чуть раньше, но оставался только неуловимый Рон, надеюсь, он не обидится сильно…)) Тобиас пронаблюдал за историческим моментом и засобирался домой. Распрощались с ним на миксе из немецкого и русского и договорились ещё встретиться на следующий день.

Круговорот людей на бэкстейдже продолжился: Тобиас ушёл, пришёл Пэдди, тур-менеджер Теней (по совместительству и Зеры, но не о ней речь). Пользуясь присутствием Нормана, я спросила ещё одну наболевшую вещь: «А вот интересно, после всех этих пауз в ДШ чья это была идея, то есть кто вот пришёл и сказал: „Ребята, пора бы написать что-нибудь новое?“» Самое смешное, Андре мне в Ганновере не смог ответить, то же повторилось и здесь. «Не зна-а-аю», — задумывается Норман. «В любом случае это уже не важно, потому что не будет ничего нового!» — смеётся Свен. «Так почему бы не забрать те песни в Zeraphine? По звучанию же вписываются…» Норман задумался ещё больше, Свен только тяжко вздохнул и принялся напевать «Cupola». Дискуссия вскоре продолжилась на немецком да вокруг концертов и выпивки, и Свен припомнил Киев, как товарищ Виталий устроил всем патихард, да ещё и Деннис из In Strict Confidence поддавал жару, в итоге Свен был укатан настолько, что ему было хреново ещё и на следующий день))) К концу истории подгрёб Андре, с чего-то вспомнили, что уже зима настала и что скоро Рождество, снова отчего-то ржали. :-) Я рассказала, что в России с Рождеством дела обстоят совсем по-другому. «Но в России так и так уже холодно», — рассмеялся Свен. Пообсуждали праздники немного. «Я всегда стараюсь где-нибудь выступать на Рождество, — пояснил герр Фридрих, который просто терпеть не может всё это праздничное помешательство. — К счастью, мои родители настроены лояльно, так что никаких проблем».

Андре стоял рядом со мной, и в какой-то момент он вдруг обратил моё внимание на дверь: «Смотри-смотри, там Алекс без рубашки прошёл!» — «Э-э-э… И что?» — «Как что? Алекс без рубашки!» — «Да мне всё равно))) Мне он одетым больше нравится))» Такого Андре не ожидал: «Вау! Я должен сказать ему об этом! Алекс! Тут есть человек, которому ты нравишься одетым!! Чёрт, он уже ушёл…»

В комнату заглянула Инга, жена Нормана, стала болтать с Фридрихом и с ребятами. Она, оказывается, тоже тут была с самого начала, да ещё и с детишками)) Немного погодя Ману засобирался домой, да и Свен тоже стал собирать последние вещи в чемодан. Мы с Андре в тот момент разговорились о старых добрых временах. Я спросила о двух бесхозных демо — каверы на депешмодовскую «Shake the Disease» и «It’s My Life» от Talk Talk. Андре уронил челюсть: «Я не помню! У нас были такие каверы?)) Shake the Disease точно был, помню. Щас, подожди, спросим… Све-е-ен? Ты помнишь, чтобы мы It’s My Life каверили?» Свен отлип от чемодана: «Што??» — «It’s My Life от Talk Talk!» — «Итс ма-а-ай ла-а-айф… на-на-на-на never… на-на на-на live forever…» — Свен беззаботно запел единственный «It’s My Life», какой он только помнил — от Bon Jovi. Мы там рыдали от смеха и всем миром помогали вспомнить ему мотив))) «Но ты же каверил Talk Talk!» Свен завис. «Я Such a Shame каверил, и это было в Solar Fake!» — «Ну, то в Solar Fake, а то в Dreadful Shadows!» — «Да не помню я!!!» Компания поугорала, обсуждая плохую память и дела давно минувших дней, и Свен продолжил паковаться, набубнивая Бон Джови под нос и посмеиваясь на всё))

«Пойду, пригоню машину к входу. Не знаю, зайду ещё или нет, но в любом случае… Уже очень скоро увидимся». — «Да. Через три месяца!» — «Да!» Пообнимались на прощанье, и Свен ушёл, что-то насвистывая на ходу. Я осталась в компании Андре — весь остальной народ в течение минут пятнадцати тоже потихоньку разошёлся, да и итальяшки стали прощаться и уходить один за другим.

А с Андре мы удивительным образом проболтали ещё около часа! Продолжили обсуждать «белые пятна» в истории Теней и не только, а вообще о жизни, о работе, и он заверил меня, что при случае поболтаем ещё ;-) Выяснилось много любопытных вещей, которые обязательно всплывут ещё на страницах сайта и сообщества ;-) В частности, что на обложке «Estrangement» стоит Йенни, кричащее лицо в буклете «Beyond the Maze» — это сам Андре, да ещё и с натянутыми на голову колготками))), сам он сейчас служит у Letzte Instanz техником по сцене, а живёт в Дрездене потому, что там у Юлианы хорошая работа, вот он и перебрался к ней из Берлина :-) Напоследок Андре удивил меня ещё раз. «Хочешь сувенир?» — «Конечно!))» — «Ща-а-а))» — и Андрюшка снял со стены расписание концерта в Постбанхофе. Листочек висел там на честном слове, и честное слово при ближайшем рассмотрении оказалось жвачкой, но какая разница))) После этого мы потихоньку собрались и пошли вниз, где техники уже вовсю собирали оставшееся оборудование. «Ты можешь остаться ещё, если хочешь», — без тени смущения предложил Андре. «Да ладно, пора домой уже, не буду мешаться под ногами». — «Ну, смотри сама». Я на прощание обняла его ещё раз и поблагодарила за всё. За этот прекрасный тур, за вечер, полный сюрпризов, за общение… Наверное, мне поверилось во всё это только сейчас, когда я дописываю эти строчки и снова и снова прокручиваю всё это в голове!..

На выходе толпилась кучка фанов. Я увидела Лауру и поспешила к ней. Она тут же закидала меня вопросами: «Где ты была?? Где Свен? Он выйдет??» — «Так он уже домой уехал». — «Ка-а-ак? Вот зараза… — Лаура казалось расстроенной не на шутку. — А мы тут, понимаешь, ждём его, стоим…» Народ быстро понял, что ловить больше некого, и стал разбредаться. Мы с Лаурой вышли из клуба и простились на ближайшем перекрёстке. Я пришла домой, разделась, не включая свет, включила Zeromancer, которых мне так и не довелось посмотреть за эти два дня… И традицию сломать не удалось, я неизменно плачу после всего-всего, а ещё и «Cupola» заиграла — эта песня и так hits my nerve, а теперь и подавно.

     

На следующий день высплюсь, отправлюсь гулять, увижу чудесную рождественскую ярмарку на Александрплатц, по традиции поплутаю там же в поисках нужной ветки метро)) Отправлюсь на шопинг, как настоящий турист. Загляну в X-tra-X — тоже по традиции)) — поугораю над убогостью вещей, что там продают. Поброжу по музыкальным магазинам, но улов будет небогатый — прикуплю хотя бы Зерафиновский «Years in Black» для коллекции, зря я, что ли, с Ману беседовала накануне)) Зайду в магазин «Out of Line», услышу там Rabia Sorda на фоне и сразу почувствую себя, как дома)) А вечером снова будет «Воланд», а после него — клуб «Duncker», где по понедельникам всегда играют готику и где мы с Тобиасом просидим допоздна за беседами и коктейлями, пока не настанет время мне ехать в отель на последней электричке.

Будут сборы домой всю ночь, и я сомкну глаза всего на полчаса. И в финале буду идти потом по предрассветному Берлину и мысленно благодарить всё и всех за эти незабываемые выходные. Спасибо, Свен, Андре, Юлиана, Норман, Йенни и Рон! Спасибо, Тобиас и Лаура! Спасибо, Аня!!! Спасибо, «Воланд», «Дункер» и весь Берлин! Ещё увидимся!!!!